Почему женщины улыбаются в ответ на сексуальные домогательства

Однажды мой друг вдруг взялся рассказывать о своих коллегах-женщинах, которые на корпоративе сначала «заигрывали» с мужчинами, а потом жаловались ему на излишнее внимание. Он сказал, что им с самого начала нужно было вести себя иначе. Не улыбаться им, не хихикать, не ходить с ними танцевать. Сразу отшивать или потом не жаловаться, ведь они сами поощряли мужчин. И внезапно я взорвалась. Я сказала ему: «Какого хрена? Откуда тебе вообще знать, что им нужно было делать? Сколько раз ты сам был тем, кого домогаются? Ты был когда-то женщиной? Поверь, эти женщины получше тебя знают, что им делать!».

Я вспомнила, как однажды холодным зимним вечером на остановке, полной людей, мужик в прямом смысле плюнул мне в лицо, когда я сказала «Нет, спасибо, я не хочу знакомиться», и все те случаи, когда я не улыбалась в ответ, не благодарила за комплимент, отказывалась разговаривать, и чем для меня это заканчивалось. И вспомнила, что есть текст Ханны Брукс Олсен на эту тему — и перевела его.

 



 

«Почему ты всегда поощряешь их? Если бы ты им не отвечала, они бы не продолжали подкатывать к тебе»

Ночь, ужасно холодно, мы с тогдашним бойфрендом стоим на автобусной остановке. Мы возвращаемся с концерта, пытаемся уехать домой. И внезапно кто-то вторгается в наш вечер. И, оказывается, виновата в этом я.

Обдолбанный мужик стоит полуметре от нас, качаясь как тонкое деревце на ветру, и неотрывно пялится на меня. Он выглядит как очень бедный, возможно бездомный человек, и буквально пару минут назад я волновалась, не замерзнет ли он.

Я все ещё думаю об этом, но я теперь я раздражена и раздосадована, особенно из-за бойфренда, который явно выражает неудовольствие сложившейся ситуацией. Одной рукой мужик держится за мусорный бак, а другой делает подманивающий жест. Он уже говорил со мной — слишком близко, дыша перегаром — о моем теле и моей внешности. Он всё слоняется от мусорки ко мне и обратно, заставляя меня говорить с ним.

Это продолжается уже 10 минут, не меньше, все это время я остаюсь вежливой, а мой парень всё больше нервничает.

Внимание мужчины не пугает меня и даже не приносит большого дискомфорта. Такое происходит каждый день. Что меня бесит, так это обвинение, что я сама виновата в том, что меня домогаются.

Я выхожу из дома. Мужчины заводят со мной разговоры. Я задерживаю дыхание, я сохраняю вежливость, я непоколебима, и вот я возвращаюсь домой. Снова. И снова. И снова.

Эта ситуация привычна для меня. Это цена за то, чтобы жить моей жизнью, делать дела, выходить на улицу. Для моего парня она в новинку. Ему это не нравится.

«Просто не говори с ним, и он уйдёт» — опять говорит мне парень. Его лицо бледнеет, он очевидно нервничает и, возможно, боится, что мужчина сделает с нами — С НИМ — дальше.

Я не боюсь. Я делаю то, чему научилась, чтобы мы оба были в безопасности.

То, что по мнению моего парня вызывает это взаимодействие, и есть то самое, что поможет нам выйти из него быстро и без инцидентов.

Я остаюсь вежливой.

Когда мы доберемся домой, я расскажу бойфренду, что такие ситуации происходят постоянно и повсюду. Он выглядит ошеломленным, но мне кажется, как и многие мужчины, думает, что я преувеличиваю.

Я не виню его. Многим людям сложно понять значимость проблемы, пока они сами с ней не столкнутся. Он никогда не видел, как это происходит. Это никогда не происходило с ним.

Он советует мне игнорировать домогательства, потому что это кажется ему логичным. Ведь если игнорировать проблемы, они исчезают, не правда ли?

В этот раз он стал свидетелем. Его присутствие никак не помешало тому пьяному приставале. Многие мужчины думают, что одного их присутствия уже достаточно, чтобы защитить женщину от других мужчин, но это редко срабатывает на самом деле.

Например, один мужчина в междугороднем автобусе положил руку мне на ногу и физически заблокировал мне путь. Пока я пыталась вывернуться, другой — чей-то папочка-бизнесмен в деловом костюме — проскользнул внутрь, к лучшим местам в автобусе. Он сделал обеспокоенный вид и ничего не сказал.

Например, когда я работала в ресторане и вышла на улицу на перекур, один из посетителей зажал меня в углу. Два студента с обеспокоенным видом немного замедлили шаг — и прошли мимо.

Например, мужчина бросил в меня навесным замком и угрожал «разбить морду суке», когда мой очень нервный приятель провожал меня домой «в целях безопасности». Потом он спросил, как мне удалось остаться такой спокойной, а я просто пожала плечами.

Это происходит так часто, что мы уже не позволяем себе беспокоиться: если принимать каждый случай близко к сердцу, то не сможешь выйти из дома.

Я вспоминаю об этом каждый раз, когда мужчина оказывается свидетелем такой ситуации и так трясется и не может понять, что делать и как себя вести.

То, что видел в этот раз мой парень, не пробудило в нем сочувствие. Наоборот, он убедился в своей правоте. Я не игнорировала того мужика, и вот он, перед нами, в нашей жизни, тратит наше время и треплет нервы.

Я улыбалась и была вежливой, и поэтому он говорил со мной — хотя я не обращала на него никакого внимания до того, как он стал требовать его. Я не делала ровным счетом ничего, чтобы заставить его плотоядно смотреть на меня и словесно домогаться — ничего, кроме того, что была женщиной. А этого достаточно для многих мужчин.

«Серьезно, прекрати любезничать с ним. Ты делаешь только хуже»

Это умозаключение добило меня, потому что он всегда лучше знает, а я уже устала сочувственно держать за ручку мужчин в своей жизни и одновременно сжимать кулаки, чтобы защититься от незнакомых мужчин, которые вторгаются в мое пространство и тратят мое время.

К тому же он совершенно не прав. Он не знает, что «делает хуже», потому что не сталкивался с этим каждый день. Он не собрал столько примеров из жизни, сколько собрала я.

Он мужчина, которого считают хорошим. Не таким. Он участвовал в акции Walk a Mile in Her Shoes. Он смотрел Монологи вагины. Он читал Джудит Батлер и белл хукс, он знает о мейлгейзе и тесте Бехдель. Он не пристает к женщинам на улицах. Он никогда не обвиняет жертв.

Ну кроме этого раза. И каждого раза, когда это случается со мной. Это моя вина. Я это сделала. Тот мужик причинил моему мужику неудобства из-за меня.

Чтобы быть «союзниками» и «феминистами» нужно совсем немного. О, ты заметил сексизм в рекламе пива? Да ты феминист! Сетуешь на гендерный разрыв в оплате труда? Феминист!

Винишь женщину за поведение мужчины — повседневное сексуальное домогательство? Ну… ладно.

***

Мужчины, которые кричат мне отвратительные вещи, проезжая мимо на машине. Мужчины, которые преследуют меня до дома. Мужчины, скользящие руками по моей заднице, пока я пробираюсь к сиденью в автобусе. Мужчины, которые среди бела дня размахивают передо мной своими вялыми гениталиями. Мужчины, которые говорили, что любят меня и в то же время поднимали на меня руку.

Они делают это. И, несмотря на множество статей, подобных этой, весь мир до сих пор уверен: они так делают не потому, что их всю жизнь учили, что моё тело — их собственность, а моё внимание — их право, но потому что я улыбнулась, или оделась, или шла, или существовала на этом свете так, что дала им «зеленый свет».

Несмотря на то, что именно разговоры, улыбки, пассивное, вежливое и мягкое поведение на самом деле спасали меня.

Несмотря на все те случаи, когда мужчины мгновенно превращались из, казалось, добрых и обаятельных в пугающих и опасных, стоило мне только заявить, что я не хочу с ними разговаривать.

Несмотря на тот раз, когда мужчина в баре, чьё внимание стало уже невыносимым, в прямом смысле плюнул мне в лицо, когда я сказала, что просто хочу почитать в одиночестве.

Несмотря на тот день, когда я слишком устала от обращения с собой как с расходным материалом и сказала блудливому мужику, чтобы он отвалил и не разговаривал со мной, а он в ответ достал нож и сказал «Будь благодарна за комплименты, толстая сука».

Несмотря на вопросы, которые следуют за простым «нет»:

  • Ты что, думаешь, что слишком хороша для меня?
  • Ты лесбиянка что-ли?
  • Тебя что, никто не научил, что игнорировать людей невежливо?

Смешно, но нет. На самом деле люди продолжают говорить мне, что нужно делать прямо противоположное, то есть игнорировать.

И ещё вот этот вопрос — Разве ты не должна быть признательна? Разве не приятно, что так много людей нарушают твой покой, чтобы проявить интерес? Разве кому-то не понравится быть осыпанной комплиментами в самый неподходящий момент?

Конечно же нет. Потому что большая часть тех слов, что я слышу, — это не проявление доброты, а едкая субстанция.

Многие мужчины живут в этом мире, чувствуя себя невидимками, и виноваты в этом токсичная маскулинность и их приятели-мужчины. Когда ты женщина, и тебя окружают «комплименты», больше похожие на угрозы, каждый следующий превращается в шум, каждый приводит к потенциально опасной или неприятной ситуации.

Нам говорят игнорировать домогательства… если они исходят не от хорошего парня. Предполагается, что мы должны мгновенно определять разницу и реагировать соответствующе. А мы часто ошибаемся, потому что правильного ответа тут вообще нет.

И да, именно мужчины учат нас, как правильно разруливать такие ситуации. Хотя на самом деле это мы, жертвы домогательств, знаем, как лучше.

За свою жизнь я очень четко поняла: не существует способа, которым я могу прекратить поток непрошенных комментариев, прикосновений и сексуализации моего тела. Нет ничего, что я могу сделать, чтобы перестать отдавать крошечные частички себя и своего времени жизни на этом свете мужчинам, которые их требуют, — потому что я не могу прекратить их требования. Это не в моей власти.

Это происходит независимо от того, как я одета, как я себя чувствую, как я двигаюсь сквозь этот мир. Дело не в том, что я делаю и как себя веду. Дело в самом моём существовании — и всё.

Иногда у них хорошие намерения. Иногда нет. Иногда вообще нет никакого намерения, кроме как прервать и вставить своё слово. Кто-то просто хочет мне что-то сказать или сделать и не видит совершенно никаких причин не говорить или не делать.

Вопрос не в том, случится это или нет, а в том, когда и как часто. Сколько раз за сегодня. Сколько раз за всю мою оставшуюся жизнь. Сколько раз закончатся для меня плохо. Сколько раз они станут опасными для меня.

Я не могу прекратить нежелательное внимание к себе или сократить его количество. Что я могу, так это позаботиться, чтобы они не вышли мне боком.

И я улыбаюсь. И вступаю в разговор. И я такая милая, и очаровательная, и выдавливаю из себя «Спасибо» в то время как кислота из желудка подкатывает к горлу. Потому что эти действия работают лучше всего — и я убедилась в этом методом очень и очень многих проб и ошибок.

Скромная улыбка нейтрализует гнев. Помахать в ответ рукой — значит сохранить ситуацию в рамках цивилизованных отношений. Мужчина перестанет идти за мной, если я через силу посмеюсь над его шуткой. Развернутый разговор, когда я застряла в очереди, помогает определить, опасен ли этот человек или просто сверх-дружелюбен.

Это утомительно. Это не идеальное решение. Оно заставляет меня постоянно быть настороже и рассматривать каждое публичное взаимодействие.

В нём есть несправедливость. Это приятный опыт для мужчин, которые пристают ко мне, вторгаются в мое пространство и требуют моего времени и внимания, разрешают себе прикасаться ко мне. Они чувствуют себя услышанными, видимыми, значимыми, признанными. А я наоборот.

И да, я знаю, что делая это — используя вежливость как орудие самозащиты — я тем самым поощряю их поведение и побуждаю продолжать, так что и сама становлюсь частью проблемы.

Я бы предпочла спокойно добраться до дома вечером, чем брать на себя ответственность за действия мужчины, который встретился мне на пути. Но правда в том, что не моё согласие даёт мужчине чувство, что он «в своем праве», а моего не-согласия не достаточно, чтобы он отстал.

Перестав использовать вежливость как защиту, я не исправлю века создания, принятия и поощрения этих порядков. Мужчина, которого всю жизнь учили, что моё тело — его собственность, не изменит своё мнение из-за того, что я его проигнорирую.

Перестав подчиняться, я, очень вероятно, пострадаю. Скорее всего, ничего не изменится, разве что вместо раздражения от домогательств я буду чувствовать страх или что-то похуже.

По этой причине каждый день я решаю временно смиряться и быть частью проблемы. Потому что знаю, что я — самая меньшая её часть. Я также соглашаюсь быть частью проблемы, потому что другой вариант — «просто не обращай внимания» — ничем не лучше.

Конечно, сказать женщине «просто не обращай внимания» — это то же самое, что попросить молчать. Если мы молчим, мы в безопасности. Если мы молчим, они отвяжутся.

Если мы молчим, то все те мужчины, которые не пристают к женщинам, кто не тянет свои ручонки к нашим телам, будут продолжать так же спокойно молчать.

***

В ту самую ночь, с тем самым мужчиной, который лучше знал, что делать, потому что так гордится собой и тем, как хорошо он слышит и понимает женщин, моя чаша терпения переполнилась. Я больше не смогла это терпеть.

«Нет, на самом деле он перестанет. Он не уйдет и не оставит нас в покое. И на самом деле «оставаться милой» — это один из лучших способов самозащиты».

Ну и всё.

Всю дорогу домой (автобус наконец приехал) я разгребала все эти маленькие унижения, которые прилипли ко мне за годы. И мне не важно, услышал ли он или понял ли хоть что-нибудь, потому что мне нужно было, прежде всего, произнести это вслух. То, о чем я писала выше в этом тексте и многие другие.

***

За годы, прошедшие с того вечера, я рассказывала эту историю много раз, многим мужчинам, по больше части потому, что «вести себя тихо» — игнорировать домогательства — не помогает женщинам защитить себя, и я хочу, чтобы вы об этом знали.

Мне нужно, чтобы вы об этом знали.

Мужчины постоянно напоминают нам, что НЕ ВСЕ мужчины пристают к женщинам, а я напоминаю им, что все женщины (ВСЕ) испытывали это хоть раз в жизни, а, скорее всего, намного чаще, много много много раз.

И сколько раз с нами это случалось — сколько раз кто-то трогал нас, кричал на нас, бил нас, насиловал нас, плевал на нас, преследовал нас, угрожал нам — столько же раз нам говорили, что нужно «просто игнорировать».

Правда в том, что мы не можем позволить себе роскошь игнорирования. Мы включаемся, мы милы, вежливы и доброжелательны, потому что это помогает спастись.

Если вы устали от историй о женщинах, подвергшихся домогательствам, устали от историй, которыми мы делимся, может быть, дело в том, что вы слишком долго их игнорировали. И мы считаем, что больше у вас такой роскоши быть не должно.