Пора сменить тему

Перевод поста Nicole Stockfish для паблика BodyPositive

Китиха говорит: «Счастье бывает всех форм и размеров». Из группы https://vk.com/femics

Недавно моя коллега не пошла со мной за утренним буррито, сказав, что пытается прийти в форму к августу. Как человек, которая постоянно находится в погоне за хорошей формой к [впишите дату], я сочувственно спросила, какое важное событие намечается. Она ответила: «Мы едем на озеро с семьей мужа. Его золовка моложе меня и фигура у нее лучше, так что надо соответствовать».

Я удивилась, как поразил меня её ответ. Я не новичок в деле самообъективации и определения своей ценности через сравнение себя с другими, это несчастливая привычка, с которой я ежедневно борюсь. Но меня очень встревожило то, что кто-то ещё умаляет себя до размеров тела, на которое будут смотреть во время отпуска. Мне было больно за неё.

Ещё больше меня обеспокоило то, что я позволила себе ответить в том же духе. «Хаха, я прекрасно понимаю, о чем ты. В конце лета я еду в Сан Диего с группой, состоящей в основном из мужчин. Мне нужно подготовиться к пляжу».

В этом обмене репликами я обнаружила две проблемы.

Первая давно известна. Мы бы никогда не стали говорить друг с другом в таким оскорбительных и унизительных выражениях. Так почему мы так легко принимаем оскорбления в свой адрес от самих себя? Услышав, как моя коллега объективирует себя, я была в шоке. Но ведь я сама поступаю так с собой, даже не задумываясь.

Во-вторых, тот разрушительный диалог, которым мы сами окружаем наши тела, — это сила, которая укрепляет и увековечивает представление о том, что женское тело существует прежде всего для того, чтобы на него смотрели.

Что я хотела ответить своей коллеге на её самоуничижительное высказывание о подготовке к отпуску? Я бы хотела сказать, что ей не нужно сравнивать себя с другими. Что то, как она чувствует себя в бикини никогда не будет определять её ценность. Что стандарт «пляжного тела» — это ложь, которую нам скармливают денежные мешки, которые кормятся нашей одержимостью внешностью — одержимостью, которую они сами и создали.

Что на озере нужно отдыхать, кататься на водных лыжах, делать барбекью и наслаждаться моментами с семьей, а не воображать, как на тебя смотрят, или оценивать приемлемость своего тела в сравнении с чьим-то еще. Я хотела сказать, как я жалею о тех потенциально прекрасных моментах, которые я уничтожила переживаниями о том, как другие видят меня.

Но так как мы обе — довольно нормальные люди с довольно нормальными социальными навыками, я не сказала ей ничего такого. Превращение обычного разговора в проповедь боди-позитивности было бы не только не комфортно, но и не уместно в рабочей обстановке.

Вместо этого, я отправилась в противоположном, потенциально более опасном, но уводящем от дискомфорта направлении, одобрив, как и подразумевалось, идею о том, что необходимо выглядеть как та девушка в бикини.

Я думаю, что есть золотая середина. Что, если вместо того, чтобы либо проповедовать свои боди-позитивные убеждения, либо смягчать дискомфорт, подтверждая обратное, я бы вела разговор совсем по-другому? Я могла бы полностью проигнорировать ту часть высказывания, которая относится к телу, и сфокусироваться на её приближающихся каникулах. » У вашей семьи есть дом на озере? Вы бываете там каждый год? Похоже, что вас ждет классная поездка!»

Я могла бы просто сменить тему и тем самым удержаться в рамках офисной вежливости, но не одобрять такое негативное и деструктивное отношение к нашим телам.

Понятно, что избегание негативно окрашенных разговоров о теле — не универсальное решение. Женщины постоянно сталкиваются с возможностями пообсуждать свои тела, и не всегда их можно проигнорировать или сменить тему. Определенные ситуации требуют пожертвовать комфортом, чтобы выступить против мышления, делающего возможным самообъективацию.

Дело в том, что нам нужно повышать уровень осведомленности. Я не могу не вспомнить сцену из фильма Дрянные девчонки, в которой популярные девушки-куколки наслаждаются сеансом самоистязания, пока лишенная возможности смотреть ТВ и читать журналы Кэйди неуклюже ищет в себе черту, которую можно поругать. Она и понятия не имела, что должна была ненавидеть в себе вообще всё!

Эта сцена правдиво отражает тот факт, что беспокойство и ненависть к нашим телам — не естественная реакция. Это выученное поведение, которому нас учит индустрия, делающая деньги на нашей неуверенности в себе и стремлении соответствовать искусственно производимым и недостижимым стандартам красоты.

Хорошая новость в том, что если этому нездоровому отношению можно научиться, то можно и разучиться.

В следующий раз, заметив свое отражение в витрине магазина и подумав о том, что нужно бы улучшить в себе X, Y или Z, спросите себя, сказали бы вы это своей подруге или нет. Представьте, как сильно такие жестокие слова о внешности могли бы ранить её. Если бы вы не стали так грубо разговаривать с другими, то почему считаете это приемлемым для себя?

Относитесь к себе с добротой. Начните заменять критические мысли сочувственными. После каждой негативной мысли заставьте себя признать что-то хорошее. Вспомните, что такие ваши качества как ум, щедрость, верность, намного более значимы, чем тонкая талия.

Более того, измените ход рассуждений не только в своем внутреннем монологе, но и в повседневных ситуациях. Начав обращать внимание, вы удивитесь тому, как много наших разговоров фокусируются или, по крайней мере, начинаются с отсылки к нашим телам.

Когда мы встречаем подругу, которую давно не видели, что говорим первым делом? «Оооо, отлично выглядишь!». Такие краткие замечания, может быть, и не вредны сами по себе, но они выражают характерную для нашей культуры озабоченность внешностью.

Замените комментарии о внешности мыслями или вопросами о её карьере, семье, о недавно открывшемся ресторане или книге, которую читаете, — буквально, о чем угодно.

Я ни в коем случае не хочу выставлять как преступление комплимент по поводу новой стрижки подруги или её наряда. Для этого тоже есть время и место. Проблема в том, что мы по умолчанию выбираем тему внешности, отдавая ей приоритет перед десятками талантов и уникальных характеристик, которые делают нас теми, кто мы есть.

Когда подруга сравнивает себя с другой женщиной и жаждет измениться, мы слышим, как она урезает свою ценность до всего лишь тела, на которое смотрят. Это само-объективация. Когда мы пытаемся выразить сочувствие, жалуясь в ответ на свои тела, мы только усиливаем эту практику и определяем её как нормальную.

«Смена темы» для каждого будет разной, но результат будет одинаковым: продвижение идей боди-позитивности и прекращение вреда, наносимого само-объективацией.

Наши тела — мощные, сильные творения, способные на много большее, чем быть объектом для рассматривания и сравнения с искусственно произведенным идеалом красоты. Давайте, наконец, начнем в это верить.