Женщина может быть толстой и некрасивой — и это нормально

История из жизни писательницы Sarah Beauchamp в моем переводе для сообщества BodyPositive

Sarah Beauchamp

Я стою рядом с каким-то дешевым баром, со мной мои друзья Пол и Дейл. Из открытых окон ревет Секс Пистолс, вокруг высоких столиков толпится пьяная молодежь. В воздухе клубится дым сигарет и косяков.

Я трезвая, Пол и Дейл почти напились, а Кейтлин, девушка Пола, совершенно пьяная, играет в баре в настольный футбол. Я говорю ребятам, что скоро пойду домой. «Ну мы вроде хотим остаться, — говорит Пол, — Ты не могла бы прихватить с собой Кейтлин?».

Я уже не раз сопровождала напившуюся Кейтлин домой. Мы несколько лет жили вместе и присматривали друг за другом в моменты упоротости и отключки. Тем не менее, я хочу получить от этого какой-то профит.

«Да, конечно, если ты купишь мне бургер», — ответила я, улыбаясь и умирая от голода.

«Отращиваешь второй подбородок?» — сказал мне Дейл и засмеялся. Засмеялся так, будто сказал что-то смешное.

«Что?!?! Он только что назвал меня толстой??!!!» — пронеслось у меня в голове, прежде чем мозг отключился и я засмеялась. В стрессовой ситуации моя первая реакция — смех. Если происходит что-то очень нелепое или грустное, я обычно начинаю смеяться. И я сразу разозлилась на себя за этот смех, ведь теперь Дейл думает, что на самом деле смешно пошутил. Внезапно я опять почувствовала себя той девятилетней девочкой в балетном классе, которая стеснялась снять мешковатые штаны и показаться в леотарде.

Читать далее

Трусы для месячных и стыд тела: путешествие по ящику с нижним бельем

Активистка, предпринимательница и писательница Офира Эдат в своем посте размышляет об истинном значении «трусов для месячных» и открыто обсуждает то, чего принято стыдиться. Мой перевод для сообщества BodyPositive.

Сегодня произошла маленькая революция. В моем ящике с нижним бельем.

Я выбросила пару мешковатых растянутых трусиков, почти превратившихся в «бабушкины труселя». Я купила их лет десять назад. Тогда они еще были симпатичными — голубыми в цветочек. Они прочно обосновались в самом дальнем углу моего бельевого ящика с тех пор, как вышли на пенсию в 2003 году. Время от времени я собиралась выбросить их, уже тянула было руку, но поддавалась сомнениям и оставляла.

Я оправдывала это обсессивно-компульсивное поведение биологической необходимостью: мне нужны были «трусы для месячных», чтобы случайно не испачкать дорогие и красивые в дни обильных выделений. С начала нового тысячелетия у меня накопилось несколько таких невзрачных трусов.

Тем утром я собиралась на встречу того рода, что предполагает выбор «хорошего» белья. На улице весна, и я готова к новым впечатлениям. Вообще-то, я купила новые трусики по 3 доллара за штуку в те выходные и наконец-то решилась избавиться от старых.

Странно, но когда я отправила их в мусор, то почувствовала волну страха и паники. Я знала, что еще несколько штук заслуживают той же участи (те мятно-зеленые с оторванной ластовицей, те розовые, истершиеся сзади). Однако, я просто… не могла их выбросить. Так что я взяла паузу, чтобы разобраться в глубоких потаенных мотивах, которые мешали мне это сделать. Вот что у меня вышло:

Читать далее

Как шоппинг к школе закрепляет гендерные ожидания — и как с этим бороться

Мой перевод поста David M. Perry  для сообщества Мама знает всё

на фото — героиня поста, дочь автора

Миша выходит в холл как раз когда я привожу свою дочь, Элли, в детский сад. Она восторженно говорит ему: «Смотри какой у меня новый рюкзак! С Мстителями!». Да, на нем действительно нарисованы Мстители — точнее, 4 мужских персонажа: красочные Тор, Железный Человек, Халк и Капитан Америка готовы сражаться со злом.

Мальчик отвечает: «Тебе что, нравятся Мстители? Или ты взяла рюкзак у брата?», — и в его голосе слишком много сарказма для пятилетки.

Элли ничего не заподозрила. «Нет, у моего брата рюкзак с миньонами, а с Мстителями — мой», ответила она, сделала пару выстрелов в воздух из воображаемых бластеров и убежала в свою группу. Берегитесь, злодеи!

Перед началом нового учебного года родителям приходится делать много покупок — и в это время легко заметить, как буйно и пышно цветут гендерные стереотипы среди производителей и продавцов товаров для детей.

Мы — родители — выбираем эти товары и тем самым влияем на социальный контекст. Мы сообщаем детям, что есть «норма», мы готовим их к тому, чтобы соответствовать «норме» или противостоять. И необходимость делать столько разных выборов может вызывать чувство подавленности и у взрослых, и у детей.

Читать далее

Что делать?

Бытует мнение, что феминизму непременно нужна поддержка мужчин, чтобы чего-то добиться. Я с ним не согласна. Не буду останавливаться на том, что само это убеждение — отличное доказательство того, что нам нужен феминизм, перейду сразу к делу.

Что мы можем делать уже сейчас, в любое время, не нуждаясь в одобрении и разрешении мужчин:

— избавиться от внутренней мизогинии. Перестать считать других женщин глупыми, нелогичными, ни на что не способными, неприятными и т.д. Перестать считать слова «Ты совсем не такая, как эти бабы» комплиментом. Перестать считать, что работа в женском коллективе — это по умолчанию каторга.
— Не оценивать внешность других женщин, их семейный, карьерный и романтический статус. Не распространять стереотипные представления о «настоящей женщине» и «настоящем мужчине» и их предназначении.
— Перестать считать себя товаром на который «найдется купец», не думать о других женщинах как о конкурентках в борьбе за главный приз — мужчину.
— Не смеяться над мизогинными шутками, не распространять мизогинный контент.
— Не смеяться над шутками про насилие. вслух выражать свое недовольство.
— Не молчать, когда кто-то обвиняет жертву семейного/сексуального/какого угодно насилия.
— Разобраться, почему проституция и порнография — это насилие над женщинами, и выступать против.
— Поддерживать женщин.
— Заняться самообразованием. Прочитать, наконец, «Второй пол», «Загадку женственности» и «Миф о красоте».

Это, разумеется, неполный список.
Внедрив феминистские практики в свою повседневную жизнь, можно побеспокоиться и о мужчинах, но не наоборот.

10 тезисов бодипозитива

Арт vk.com/temno_sinyi для vk.com/positivebody

1. Мое тело — моё дело.

Каждый взрослый человек имеет право самостоятельно распоряжаться своим телом, не объяснять свои решения и ни перед кем не отчитываться. Это относится и к сексуальному поведению, и к питанию, и к «уходу за собой», и к вопросам здоровья. Особо подчеркивается право женщины на аборт, которому не должны мешать (или, наоборот, принуждать) ни государство, ни половой партнер.

2. Внешность ничего не говорит о здоровье.

Миф о том, что полный = больной активно насаждается теми, кто зарабатывает в индустрии похудения. На самом деле, болеют люди любого веса и телосложения. В любом случае, здоровье других людей — это только их дело, которое никого больше не касается.

3. На человеческом теле растут волосы.

У половозрелых женщин растут волосы подмышками, на ногах, на лобке. Нет никакой необходимости их удалять и терпеть боль, зуд, раздражение кожи. Эпиляция не имеет отношения к гигиене, только к установленным стандартам красоты. Если не брить тело — ничего плохого не произойдет.

Читать далее

Что такое эйджизм и почему он должен меня беспокоить?

Перевод для BodyPositive

Иллюстрация Juliette Borda

Когда мне было 10, мама организовала вечеринку-сюрприз в честь 40-летия отца. Полузабытые друзья и дальние родственники собрались на праздник, где было много шуток на тему «старик, ты уже совсем не тот», а сам папа чуть не наделал в штаны от неожиданности.

Несколько лет спустя я начала понимать, что этот конкретный день изменил моё отношение к отцу. Задолго до юбилея у него уже была седина в волосах и кое-какие проблемы со спиной. Но день, когда его торжественно отправили в старость и неизбежную немощь, что-то навсегда изменил во мне. Он думал, что стал «старым», все соглашались с этим, и я поверила им.

За шутками-прибаутками в тот день стояло нечто большее, что просто желание повеселиться. Что-то заставляло людей считать, что насмешки над стереотипными старичками — необходимый и единственный способ примириться со старением. Почему они так думали, какие социальные и культурные нормы привели их к таким мыслям? Ответ прост: эйджизм.

Что такое эйджизм и почему мне должно быть до этого дело? 

Эйджизм — невидимый, но мощный вид дискриминации, который утверждает превосходство одной возрастной группы людей над другой, чаще всего — молодых над пожилыми. Профессор психологии Бекка Леви, выделяет три тесно связанных между собой компонента эйджизма:

Читать далее

Следите за руками: фокусы легализаторов проституции

Иллюстрация: David Pohl

Я сейчас нахожусь в Бельгии. Здесь же недавно прошла конференция «Непокорные тела. Гендер / нормы / сопротивление», на которой я побывала. В частности, я записалась на «Академический семинар: студенческая секс-работа», который вели представительницы университета Суонси из Уэльса (Tracey Sagar, Deborah Jones).

Будучи уверенной в том, что борьба с проституцией — один из ключевых вопросов в феминистской повестке, я предполагала, что речь пойдет о работе по предотвращению вовлечения студенток в секс-индустрию, об организации поддержки для выхода из нее или хотя бы о методах исследования и анализа специфических проблем, вовлеченных в проституцию студенток.
Неожиданно я стала свидетельницей того, как сутенерское лобби с помощью нехитрых приемов формирует позитивный образ секс-индустрии и девальвирует свидетельства о бедственном положении проституированных женщин.

 

Читать далее

Дети не портят фигуру

Перевод текста Kelsey Lueptow, опубликован в пабликах BodyPositive и Мама знает всё

Фото http://4thtrimesterbodies.com/

Во время девяти месяцев беременности человеческое тело совершает что-то невероятно удивительное и впечатляющее. Я не собираюсь восхвалять решение размножаться и принижать другие варианты жизненного выбора. Но с чисто физической точки зрения, то что происходит во время беременности и после неё — это очень круто!
Почему же люди продолжают видеть в женском теле сексуальный объект, а не мощный инструмент, способный произвести на свет новую жизнь? Почему когда я была беременной и ходила на плановые осмотры к врачу, а потом звонила бойфренду, то немедленно слышала: «Тебя взвешивали? Сколько ты набрала?»
На то есть несколько причин:

1. Язык боди-шейминга.

«Как восстановить тело после родов!», «Не позволяйте растяжкам изуродовать себя!» — вы наверняка не раз встречали подобные броские заголовки в журналах или в интернете. Без сомнений, они попадают в одну из тех распространенных категорий боди-шейминга, которыми наполнена наша культура.
Такие слова как «восстановить» и «исправить» предполагают что предмет высказывания (тело) был сломан, испорчен. Подобные утверждения встречаются в отношении практически всех женских тел, но приобретают особое значение в контексте обсуждения послеродовой женственности.

Читать далее

Мне не нужна причина, чтобы не иметь детей

Мой перевод для сообщества BodyPositive

Сегодня я пришла на работу в платье. Я делаю это примерно раз в месяц, в основном предпочитая джинсы и блузки, так что когда я внезапно надеваю платье, люди замечают это и реагируют так, будто я сделала татуировку на лице. Обычно мне наплевать, но не на этот раз.

Это произошло утром. Я болтала с коллегой о том, как вчера в 11 вечера потащилась в магазин за глазированным пончиком (или двумя). Я съела их прямо перед сном (у меня был тяжелый день, ясно?), и первое, что я увидела, открыв глаза утром, были упаковки от ночных пончиков — они пялились на меня, стыдили меня и напоминали о вчерашнем. Пока я рассказывала эту историю коллеге, мы смеялись и я положила руку себе на живот, сказав «Ох, это того стоило».

Несколько секунд спустя кто-то сзади положил мне руку на плечо. Я повернулась и увидела женщину среднего возраста из соседнего отдела с улыбкой во всё лицо.
«Что там прячется под этим милым платьицем», — спросила она, посмотрела на мою собеседницу и подмигнула.
Я засмеялась и ответила: «Пончики».
Ей это смешным не показалось.
«Ну это точно не то, что я надеялась услышать», — продолжала она.
О нет, — подумала я, — начинается. Рука на животе и платье…
«Я надеялась, что ты показываешь на свой беременный животик. И ты никогда не носишь платья. Я так обрадовалась!» — объяснила она.

«Хаха, простите, там нет ребеночка. И еще долго не будет. А может и никогда», — сказала я, хотя моя коллега уже знала об этом. Она не раз спрашивала меня о планах на деторождение с тех пор, как я начала тут работать четыре года назад.
«Ох, это так меня расстраивает…» — торжественно произнесла она и удалилась.

Конечно. Я совсем забыла. Беременна я или нет, я должна переживать о ВАШИХ чувствах относительно моей беременности.
Я не сказала этого вслух, хотя стоило бы.

Читать далее

Проблемное тело: слушать и уважать

Мой перевод текста Jenn Leyva для сообщества BodyPositive

Дженн Лейва ведет блог «Fat, Smart, and Pretty» и делится своими мыслями о принятии себя и выстраивании гармоничных отношений со своим телом.

Моя подруга Лорен уже несколько месяцев страдает от болей в животе. По совету доктора она изменила питание и надеялась на улучшение состояния, но в конце концов боль стала такой сильной, что привела к экстренной госпитализации. С тех пор она ходит по врачам и подвергается инвазивным процедурам, пытаясь выяснить, что происходит с её организмом и как это исправить.
Примерно в то же время, когда у Лорен начались бесконечные проблемы с животом, заболела и я. Я работаю в детском саду, так что простуда каждые несколько месяцев — обычное дело. В этот раз простуда перешла в бронхит, и мне было совсем не весело. В одну ночь мне даже показалось, что я умираю, но это ощущение длилось недолго — вскоре я пошла на поправку.

Мы с подругой много говорили о здоровье — не обязательно о наших болезнях, но и о них тоже. Мы особо не обсуждали врачей и систему здравоохранения, хотя у обеих накопилось немало критических замечаний. Больше всего нас волновал вопрос о том, как дать нашим телам отдых, необходимый для выздоровления.
Для большинства — и даже для меня, если вдуматься — очевидно: нужно отдыхать, чтобы помочь телу справиться с болезнью. Посмотреть пару сезонов сериалов подряд, не вылезая из постели. Ходить целый день в пижаме, принять ванну, просто расслабиться и полежать на диване.
И для меня, и для Лорен это было сложно. Мы обе — толстые женщины, которым мужчины очень долго говорили, что делать с нашими телами, в том числе — мужчины-врачи.

Каждой из нас было сложно дать своему телу отдых, в котором оно нуждалось, потому что мы не прислушивались к телу, не принимали и не уважали границы его возможностей. В ходе наших бесед мы начали понимать, что женщины и толстяки (или, конкретнее, женщины-толстушки) приучены не доверять своему телу и не верить его сигналам. Нас убеждают в том, что мы никогда не достигаем границ возможного. Ведь если бы мы по-настоящему сильно старались, мы бы не были такими толстыми, правда? Ну так это просто чушь. Причем очень вредная чушь.

Я поделюсь мыслями, к которым я пришла в попытке разобраться с темой отдыха, болезней и границ телесных возможностей. N.B. Как всегда, когда речь идет о теле, ваши оценки и опыт могут отличаться от моих.

Читать далее