Как справиться с чувствами вины и стыда, когда у вас депрессия?

Чувство вины и чувство стыда могут быть очень сильными во время депрессии. Наше восприятие событий из прошлого искажается. Не имея возможности увидеть реальное положение дел, мы иногда утопаем в потоках вины и стыда. Вот три небольших совета как справиться с ними.

Читать далее

Нездоровые шаблоны поведения и ментальное здоровье

Осведомленность о своих ментальных заболеваниях и стимулирующих их шаблонах поведения может помочь вам восстановить здоровье. Распознав свои нездоровые шаблоны поведения, можно использовать их в процессе выздоровления. И наоборот, если не знать о шаблонах и тенденциях, которые обостряют ментальные проблемы, не знать, какие триггеры вызывают у вас нездоровые чувства подавленности, тревожности и/или беспокойства, будет сложнее найти способы улучшить своё состояние.

Самое главное — осознавать свои мысли и чувства. Тогда вы сможете отследить их до первопричин и узнать, что их вызывает. Может быть, это определенное время дня, может быть — конкретная персона, может быть — какое-то конкретное дело или повседневное действие. Скорее всего, есть что-то, что вызывает у вас тяжелые чувства или провоцирует обострение ментальных заболеваний.

Как это работает?

Читать далее

Чувствительность к звуку: когда мир слишком громкий

Звуки музыки, постоянный гул электроприборов, жужжание уведомлений от соцсетей, звонящие телефоны, громкие разговоры — всё это может приносить дискомфорт и даже болезненные ощущения. Чувствительность к звукам, когда относительно слабые звуки воспринимаются как чрезмерно интенсивные, называется гиперакузией. Такое состояние возникает из-за нарушения процесса обработки звуков мозгом.

Если/когда люди с повышенной чувствительностью к звукам начинают бояться социальных взаимодействий, может пострадать ментальное здоровье. Люди в таком состоянии могут чувствовать себя загнанными в угол, заточенными в ловушке без шанса на спасение, искать тихое место или испытывать сложности с ориентацией, и в то же время слышать каждый звук в помещении. Эффект подобен тому, что возникает в эхо-камере.

Люди с гиперакузией или высокочувствительные к звуку не обязательно слышат лучше других. Возможно, они более чувствительны лишь к некоторым звукам — шуршанию бумаги, разговорам, шуму кондиционера или обогревателя и т.д. И наоборот, потеря слуха не обязательно приводит к снижению сенсорной перегрузки. Всё дело в том, как мозг обрабатывает звуковые сигналы.

 Некоторые причины, которые могут вызвать повышенную чувствительность:

Читать далее

Почему я перестала прощать людей?

Мой перевод поста Michelle Dowell-Vest для сообщества Body Positive

Авторка поста была воспитана в христианской семье, однако и те, кто выросли в «светской» среде, часто подвержены влиянию тех же идей и скрытых смыслов. Наша культура глубоко пронизана христианскими традициями, которые проявляются на уровне психологических установок, стандартов и стереотипов поведения, «народной мудрости» и «добрых советах», и транслируются в культуре и искусстве.


я перестала прощать
Иллюстрация: Alessandra Genualdo.

Считается, что для эмоционального благополучия и свободны, необходимо простить людей, которые тебя глубоко ранили. Я отрицаю эту идею.

Всю жизнь меня учили прощать. Стандартный цикл таков. Сначала я решаю простить. Потом продираюсь через боль, оставшуюся от действий обидчика. Наконец, если я очень старалась и умудрилась избавиться от эмоционального багажа, могла прийти к состоянию прощения. Сполоснуть, повторить. Повторять до конца жизни.

Читать далее

Искусство тихого созерцания. Искусство ничегонеделания

Мой перевод текста Lori Day для сообщества BodyPositive

Иллюстрация Monica Garwood

Отвоевать пространство, чтобы ничего не делать — а просто быть — в нашей экстравертированной культуре сложнее, чем может показаться. Я могу и делаю это, но, боюсь, в лучшем случае меня воспринимают как затворницу или женщину со странностями, в худшем — как грубиянку и эгоистку.

С тех пор, как я была маленькой девочкой, мне приходилось объяснять людям, что если я еду в машине и молча смотрю в окно или нахожусь в одном пространстве с другими людьми и не разговариваю — это нормально.

Сейчас, когда я молча рассматриваю посетителей в ресторане, окруженная прилипшими к экранам смартфонов, планшетов или телевизоров на стенах людьми, я чувствую себя прекрасно. Я наслаждаюсь своей компанией и своими мыслями.

Часто я нахожу звуки, лампы и экраны подавляющими. Может быть, у меня обостренная чувствительность, а может быть и нет. В любом случае, я не нуждаюсь в постоянном погружении в миры других людей. Погружаясь в себя, я перезаряжаю свои «социальные аккумуляторы» или просто предаюсь размышлениям. Может быть, пишу. Почему люди считают, что что-то неладно, когда я «ничего не делаю»?

Читать далее

Как я справляюсь с депрессией

Мой перевод поста Dawn Clancy  для сообщества BodyPositive

иллюстрация Lucy Campbell

Я уже на час опаздывала на работу, когда позвонила начальнице и сказала, что не смогу работать до конца недели. Когда она спросила, что случилось, я наврала — сказала, что моя мама умерла.
Несмотря на то, что я не общалась с матерью больше десяти лет (и, если честно, даже не знала, жива она или нет) и знала, что так врать — неправильно, мне было все равно. Я чувствовала себя изношенной. И было намного проще соврать начальству, чем сказать правду. На самом деле, моя глубочайшая депрессия не позволяла мне даже оторвать голову от подушке, не говоря уже о том, чтобы сходить в душ, почистить зубы и отправиться на работу.

Тогда я переживала клиническую депрессию, которая началась задолго до того, как я ее опознала. Еще в начальной школе, без всякой причины, я сидела, смотрела на белую стену своей комнаты и плакала часами напролет. Потом, в старшей школе, я заглушала свои чувства, объедаясь чипсами и мороженым. Во время учебы в университете, когда мне требовалось избавиться от боли, превосходившей желание жить, я планировала свою первую попытку суицида. Так было, пока в середине третьего десятка я не пошла на терапию и не начала распутывать гордиев узел своего ментального здоровья. Терапия мне очень помогла, как и медпрепараты.

Но я знаю, что успехи, которых я добилась к настоящему времени, были бы невозможны без четырех инструментов, которые я регулярно использую для борьбы с депрессией. Пришло время рассказать о них.
Читать далее

Послеоперационная депрессия — реальное и опасное явление

Продолжение серии околомедицинских постов. Мой перевод текста Lynn Beisner для сообщества BodyPositive

Иллюстрация Sol Halabi

Я давно сбилась со счета операций, перенесенных после несчастного случая, в котором я получила внутренние травмы и многочисленные переломы. Я знаю, как это происходит, знаю, как готовиться к операции и чего ожидать от восстановительного периода. Почти каждый раз со мной происходят две довольно предсказуемые, но очень напрягающие вещи. И, хотя я знаю о них, каждый раз они становятся сюрпризом.

Первое — это приступ очень сильной боли вечером второго или третьего дня после операции. Как правило, к концу первого дня я начинаю чувствовать себя лучше и думаю, что худшее уже позади. Я принимаю душ, переодеваюсь, начинаю возвращаться к какой-то форме «нормальной жизни».И вдруг меня накрывает цунами боли, совершенно неожиданное. Она не нарастает постепенно, а обрушивается внезапно и разом.
Эта боль разрушает меня и обманывает. Она убеждает, что во время операции произошла ужасная ошибка, что доктор облажался, и заставляет пожалеть о моем согласии на хирургическое вмешательство. И самое главное: она говорит, что я никогда, никогда не избавлюсь от боли. Каждый чертов раз я не могу поверить, что и этот приступ пройдет. Я верю в этот болевой обман, и каждый раз он заканчивается нервным срывом.

Второе, о чем я все время забываю, — моя высокая восприимчивость к послеоперационной депрессии. Читать далее

Как пережить новогодние праздники без пары

Во-первых, никто из нас не обязана посещать все семейные застолья, корпоративы, встречи одноклассников, вечеринки у старых друзей или какие-то еще социальные мероприятия. Мы имеем полное право отказываться от неинтересных или потенциально некомфортных встреч, не испытывая чувства вины или стыда.
Во-вторых, бывают приглашения, отказ от которых сопряжен с большим давлением со стороны окружающих. Иногда проще пойти на ежегодную встречу всей семьи — с бабушками, дедушками, дядями, тётями, двоюродными братьями, троюродными сестрами и т. д., чем весь следующий год выслушивать нотации и отбиваться от обвинений.
В-третьих, многие из нас действительно хотят встретиться с родственниками, коллегами, знакомыми, но при этом совершенно не желают отвечать на осточертевшие вопросы — «А как на личном фронте? А когда замуж? А когда дети? Пора уже остепениться! Тебе нужно сменить стиль одежды. А вот у Розы Васильевны есть холостой внук, вам надо познакомиться. А что ты такая нервная?» — ну вы понимаете, о чем я.

Рисунок художницы Xuan loc Xuan

Что можно сделать?
Читать далее

Пять языков любви к телу

Перевод для сообщества BodyPositive

Как полюбить себя и принять свое тело? Простое повторение мантры «Я Люблю Себя» редко помогает в этом нелегком деле. Хотелось бы получить какие-то внятные инструкции, что и как делать, чтобы наконец вырастить в себе это критически важное чувство.

Ну… давайте попробуем.

Возьмем за основу концепцию Гэри Чепмена «5 языков любви», представленную в одноименной книге. Он пишет, что существует пять основных языков любви — то есть способов показать свою любовь партнеру или партнерке — и что для установления долгосрочных здоровых отношений нужно определить, как мы лучше всего выражаем и воспринимаем любовь. Почему бы не применить этот подход к отношениям со своим собственным телом?

 

Читать далее

Пора сменить тему

Перевод поста Nicole Stockfish для паблика BodyPositive

Китиха говорит: «Счастье бывает всех форм и размеров». Из группы https://vk.com/femics

Недавно моя коллега не пошла со мной за утренним буррито, сказав, что пытается прийти в форму к августу. Как человек, которая постоянно находится в погоне за хорошей формой к [впишите дату], я сочувственно спросила, какое важное событие намечается. Она ответила: «Мы едем на озеро с семьей мужа. Его золовка моложе меня и фигура у нее лучше, так что надо соответствовать».

Я удивилась, как поразил меня её ответ. Я не новичок в деле самообъективации и определения своей ценности через сравнение себя с другими, это несчастливая привычка, с которой я ежедневно борюсь. Но меня очень встревожило то, что кто-то ещё умаляет себя до размеров тела, на которое будут смотреть во время отпуска. Мне было больно за неё.

Ещё больше меня обеспокоило то, что я позволила себе ответить в том же духе. «Хаха, я прекрасно понимаю, о чем ты. В конце лета я еду в Сан Диего с группой, состоящей в основном из мужчин. Мне нужно подготовиться к пляжу».

В этом обмене репликами я обнаружила две проблемы.

Первая давно известна. Мы бы никогда не стали говорить друг с другом в таким оскорбительных и унизительных выражениях. Так почему мы так легко принимаем оскорбления в свой адрес от самих себя? Услышав, как моя коллега объективирует себя, я была в шоке. Но ведь я сама поступаю так с собой, даже не задумываясь.

Во-вторых, тот разрушительный диалог, которым мы сами окружаем наши тела, — это сила, которая укрепляет и увековечивает представление о том, что женское тело существует прежде всего для того, чтобы на него смотрели.

Читать далее