Дети не портят фигуру

Перевод текста Kelsey Lueptow, опубликован в пабликах BodyPositive и Мама знает всё

Фото http://4thtrimesterbodies.com/

Во время девяти месяцев беременности человеческое тело совершает что-то невероятно удивительное и впечатляющее. Я не собираюсь восхвалять решение размножаться и принижать другие варианты жизненного выбора. Но с чисто физической точки зрения, то что происходит во время беременности и после неё — это очень круто!
Почему же люди продолжают видеть в женском теле сексуальный объект, а не мощный инструмент, способный произвести на свет новую жизнь? Почему когда я была беременной и ходила на плановые осмотры к врачу, а потом звонила бойфренду, то немедленно слышала: «Тебя взвешивали? Сколько ты набрала?»
На то есть несколько причин:

1. Язык боди-шейминга.

«Как восстановить тело после родов!», «Не позволяйте растяжкам изуродовать себя!» — вы наверняка не раз встречали подобные броские заголовки в журналах или в интернете. Без сомнений, они попадают в одну из тех распространенных категорий боди-шейминга, которыми наполнена наша культура.
Такие слова как «восстановить» и «исправить» предполагают что предмет высказывания (тело) был сломан, испорчен. Подобные утверждения встречаются в отношении практически всех женских тел, но приобретают особое значение в контексте обсуждения послеродовой женственности.

Читать далее

Проблемное тело: слушать и уважать

Мой перевод текста Jenn Leyva для сообщества BodyPositive

Дженн Лейва ведет блог «Fat, Smart, and Pretty» и делится своими мыслями о принятии себя и выстраивании гармоничных отношений со своим телом.

Моя подруга Лорен уже несколько месяцев страдает от болей в животе. По совету доктора она изменила питание и надеялась на улучшение состояния, но в конце концов боль стала такой сильной, что привела к экстренной госпитализации. С тех пор она ходит по врачам и подвергается инвазивным процедурам, пытаясь выяснить, что происходит с её организмом и как это исправить.
Примерно в то же время, когда у Лорен начались бесконечные проблемы с животом, заболела и я. Я работаю в детском саду, так что простуда каждые несколько месяцев — обычное дело. В этот раз простуда перешла в бронхит, и мне было совсем не весело. В одну ночь мне даже показалось, что я умираю, но это ощущение длилось недолго — вскоре я пошла на поправку.

Мы с подругой много говорили о здоровье — не обязательно о наших болезнях, но и о них тоже. Мы особо не обсуждали врачей и систему здравоохранения, хотя у обеих накопилось немало критических замечаний. Больше всего нас волновал вопрос о том, как дать нашим телам отдых, необходимый для выздоровления.
Для большинства — и даже для меня, если вдуматься — очевидно: нужно отдыхать, чтобы помочь телу справиться с болезнью. Посмотреть пару сезонов сериалов подряд, не вылезая из постели. Ходить целый день в пижаме, принять ванну, просто расслабиться и полежать на диване.
И для меня, и для Лорен это было сложно. Мы обе — толстые женщины, которым мужчины очень долго говорили, что делать с нашими телами, в том числе — мужчины-врачи.

Каждой из нас было сложно дать своему телу отдых, в котором оно нуждалось, потому что мы не прислушивались к телу, не принимали и не уважали границы его возможностей. В ходе наших бесед мы начали понимать, что женщины и толстяки (или, конкретнее, женщины-толстушки) приучены не доверять своему телу и не верить его сигналам. Нас убеждают в том, что мы никогда не достигаем границ возможного. Ведь если бы мы по-настоящему сильно старались, мы бы не были такими толстыми, правда? Ну так это просто чушь. Причем очень вредная чушь.

Я поделюсь мыслями, к которым я пришла в попытке разобраться с темой отдыха, болезней и границ телесных возможностей. N.B. Как всегда, когда речь идет о теле, ваши оценки и опыт могут отличаться от моих.

Читать далее

«Здоровье» — эвфемизм для худобы

Мой перевод текста Brianna Wiest для сообщества BodyPositive

Иллюстрация Sophie Johnson

Мы приучились ассоциировать (сознательно или нет) любовь и ценность с тем, как мы выглядим, а не с тем, кем мы являемся. Нас постоянно бомбардируют инструкциями, о том как это сделать, так что неудивительно, что они проросли в нашу психику. Мы определяем здоровье, красоту и достоинство цифрами.

Мы приняли сконструированные социумом мерки и используем их, чтобы сравнивать себя с другими. На самом деле, ни вес, ни размер одежды не могут определять степень здоровья или привлекательности человека, ведь люди так сильно отличаются по генетике и структуре тела.

Но ещё более важно, что у всех нас разные вкусы: и относительно людей, к которым нас влечет, и относительно того, какими нам комфортно быть.

Проблема в том, что мы называем комфортом худобу, потому что приучены не чувствовать себя комфортно при любом избытке жира или несоответствии формы тела общественным идеалам.

Мы так изголодались по натуральности, что когда дело доходит до образа тела, мы начинаем восхвалять тех, у кого есть «изгибы», и клеить на них ярлыки «женственности» — потому что отчаянно хотим идеализировать тех, в ком видим то, что нам нужно. Вот только это контр-продуктивно и только укрепляет культуру, которая базируется на определении «правильного» и «неправильного» через размер или форму тела.

Мы контролируем друг друга и посылаем противоречивые сообщения, ведь эта фиксация на «здоровье» — всего лишь прикрытие для внутреннего осуждения тех, кто выходит за рамки того веса и размера, который принято считать «здоровым». Мы подменили идею «здоровья» политически корректным оправданием, позволяющим продвигать культуру худобы. Мы говорим «быть здоровым», но что подразумеваем? Быть тощим.

Мы не так яростно боремся за здоровье, как за телесные преимущества «здоровья». Мы не создаём сайты, призывающие убрать обработанную и заряженную сахаром пищу из нашего рациона, но публикуем тонны материалов о том, как оставаться подтянутым.

Мы не обсуждаем, какие виды физической активности заинтересуют обычных людей без атлетических наклонностей, не поддерживаем тех, кто ведет умеренно здоровый образ жизни и не ударяется в крайности. Нет, мы поощряем интенсивные тренировки, экстремальную потерю веса, палео-диету и всё прочее, что приведет к тому же результату — худобе.

Сейчас, когда мы живем в очень нездоровой культуре, которую сами и создали, такой подход может быть необходим людям, которые действительно нездоровы и нуждаются в кардинальной смене образа жизни. Но я говорю не о них.

В конце концов, нам всем нужно научиться гордиться своими телами и понять, что «быть здоровым» — значит пользоваться своим телом, кормить его и заботиться о нем так, как задумано природой.

Нам нужно избавиться от привычки определять себя через вес и размер и сфокусироваться на привычках, которые приведут к долгой, здоровой и счастливой жизни. Более сильной жизни, менее подверженной болезням жизни. Жизни, которой можно гордиться, в теле, в котором можно жить. Наши тела — это наши дома и храмы, и пора начать относиться к ним соответственно.