Немного о путешествиях и классизме

Иллюстрация Saara Katariina Söderlund

Считается, что есть люди, которые любят путешествовать и открывать новое, а есть другие люди, которые не любят. Им якобы не интересно. Они ищут оправдания, а не возможности, хотя могли бы взять и поехать куда-то. К ним обращены многочисленные посты, призывающие выйти из зоны комфорта, отделить важное от неважного, перестать бояться и начать наконец откладывать по чуть-чуть, чтобы отправиться в поездку. Им на пальцах объясняют, что путешествия — это не только пакеты ол инклюзив в турции, но и увлекательные экспедиции в своем темпе по интересным тебе местам, новые открытия и впечатления, бесценный опыт и воспоминания, которые останутся с тобой на всю жизнь.

Не путешествовать в наше время как-то даже немного стыдно. Или даже очень стыдно. Ведь «какая разница, сколько лет твоим кедам, если ты гуляешь в них по Парижу!». Ведь «путешествия — это единственная вещь, покупая которую ты становишься богаче!». Ведь «лучшее, что можно подарить своим детям — это возможность посмотреть мир!». Подставьте еще десяток мотивирующих лозунгов из интернета.

Легко поверить, что домоседы — это просто такие скучные люди, с которыми, наверное, не очень интересно общаться, которые не хотят выйти из зоны комфорта и расширить горизонты. Так же легко, как забыть, что путешествия — это привилегия. Для путешествий нужны деньги и ресурсы. Не все могут путешествовать. Не все готовы открыто говорить о причинах, которые мешают им отправиться в поездку, потому что эти причины считаются в обществе менее приличными чем «лень» и «отсутствие интереса». Читать далее

Письмо моей бодипозитивной подруге, которая не носит плюс-сайз

Мой перевод (с небольшими сокращениями) поста Your Fat Friend специально для сообщества Body Positive ❤ Бодипозитив

Иллюстрация Аbbey Lossing

Я знаю, как это больно — постоянно чувствовать принуждение, особенно со стороны тех, кого любишь. Друзей, подруг, тётушек, бывших. Принуждение похудеть к свадьбе, к лету, после рождения ребенка, после отпуска. Невозможность сбросить те последние 2, 5, 10 килограмм. То чувство, что твое тело всегда немного неправильное, а идеал недостижим. Неотвратимость подружкиных рассказов о том, как они ненавидят свои животы, бёдра, руки. Подруги ищут группу поддержки для диеты; подруги кривятся от своего отражения в зеркале в примерочной; подруги ищут группу поддержки для диеты, замаскированной под детокс или «чистку организма». Коварная близость, произрастающая из объединяющей ненависти к своим телам. Читать далее

Что происходит с женщинами, которые сняли свой первый фильм?

Мой перевод текста Лесли Линки Глаттер* из журнала The Hollywood Reporter

Лесли Линка Глаттер - женщина-режиссер
На фото: Лесли Линка Глаттер

Я была режиссеркой и исполнительной продюсеркой четвертого сезона сериала «Родина», в котором показаны одни из самых сложных и интересных женских персонажей в истории телевидения. Мне нравится рассказывать истории. Я люблю свою работу и думаю, что мне очень повезло работать в золотой век телевидения.

Но если бы 20 лет назад, когда я начинала свою режиссерскую карьеру, мне сказали, что в 2014 году мы все еще будем говорить о недостатке рабочих мест для женщин-режиссерок, я бы не поверила. К сожалению, статистика осталась точно такой же, как в 1994 году: доля женщин-режиссерок на телевидении составляет 14%, в кино — мизерные 9%. Читать далее

Почему цифровые ассистентки — всегда «женщины»?

Статья Сорайи Чемали в моем переводе для сообщества BodyPositive

текст на экране: «Чем я могу помочь?»

 

«Устойчивое представление цифровых помощников как «женщин» имеет большое влияние. Оно закрепляет связь между женским голосом и услужливостью», — написала Джессика Норделл в своей недавней статье. Сири, Кортана, Алекса, Вив и Манипенни — лишь немногие, самые известные программы. Всё — системы навигации, пылесосы, мультифункциональные гаджеты — оснащаются голосами, и люди наделяют их соответствующим гендером. Иногда, как в навигационном приложении WAZE можно выбрать голос, иногда нельзя. Когда Эппл впервые запустили Сири, британские (но не американские) пользователи имели возможность выбрать мужской голос.

Не нужны десятилетия научных исследований, чтобы понять, что преимущественно «женские» голоса цифровых сервисных систем во взаимодействии с пользователями приучают к мысли о том, что девочки и женщины — но не мальчики и мужчины — любезны, сговорчивы, обеспечивают помощь и поддержку. Задача цифровых помощниц — делать то, что им сказали делать.
Сири, чье имя в переводе с норвежского значит «красивая женщина, которая ведет к победе», судя по всему, не способна ответить «нет» ни на один вопрос.
Спросите Сири «Ты можешь сказать «нет»?», и она ответит: «Кто, я?».
Спросите «Ты человек?», и она вероятно скажет «В облаке никто не ставит под сомнение твой экзистенциальный статус».
Спросите, может ли Сири водить машину, и она скажет «Я люблю перемещаться со скоростью света».
«Ты умеешь читать?» — «Боюсь, я не могу этого сказать».
Единственный вопрос, на который Сири отвечает «Нет», это «Какой антоним к слову «да»?». После множества попыток, Сири сначала даст ссылку на словарь, а потом скажет — «Ответом является слово «нет».
Но она никогда не скажет «Нет» в ответ на какой-то вопрос или просьбу. В то же время, ответ Сири на простое обращение «Сири» — это «Я к вашим услугам» или «Ваше желание для меня закон». Читать далее

Почему оскорбления в интернете и свобода слова — это не одно и то же

Перевод поста Jarune Uwujaren для No Hate Speech Movement — Россия

art by Maike Plenzke

Я могу подойти к незнакомцу на улице и сказать, что убью его. Я совершенно точно могу это сделать, если захочу — не принимая в расчет факт, что человек, которому я угрожаю, может на самом деле испугаться или послать меня куда подальше. Так рассуждают люди, которые считают необходимым защищать свое право говорить в интернете абсолютно всё, что им захочется, даже если это высказывания ненависти, угрозы насилия или смерти и т.д.

Проведя больше двух минут в интернете, вы наверняка поймете, что я имею в виду — троллинг, травля, неискренние, но нарочито обидные комментарии и прочие вещи, которые никто не говорит друг другу в лицо в офф-лайне. Более того, проблема он-лайн преследования диспропорционально касается маргинализированных людей. Возьмем реальный пример: целая кампания с созданием поддельных аккаунтов в твиттере, направленная против не-белых феминисток.

Годами встречая в интернете оскорбительные выражения, угрозы и насмешки, засоряющие треды с комментариями и опросы, легко потерять чувствительность к неоправданным словам, которые люди осмеливаются говорить под прикрытием анонимности. Так что, когда мы выступаем против он-лайн преследования, то часто получаем реакцию типа «Это же интернет! Тролли всегда будут троллить, а если вам это не нравится, то проваливайте».

Проблема такой легкомысленной реакции состоит в том, что в интернете нет троллей.

За исключением спам-ботов и домашних животных с аккаунтами в твиттере, интернет полностью заселен людьми, которые несут ответственность за свои слова, способны использовать эти слова во вред другим и всё ещё существуют в реальном мире, где сказать кому-то «пойди убейся» считается не очень то вежливым поведением. Читать далее

Почему девушки считают, что домогательства — это нормально?

Выдержки из статьи Саманты Эйлер в моем переводе

Девушки, пострадавшие от сексуальных домогательств, зачастую воспринимают их как «нормальные вещи», которые «просто случаются», потому что «все парни так делают».
Исследовательница Хитер Хлавка обнаружила, что пережившие сексуальную агрессию частично понимают её в терминах «доминирующего дискурса». Иными словами, они вписывают свой собственный опыт в навязанные культурой представления о поле и гендере. Тем печальнее, что эти культурные представления часто оказываются полным дерьмом.
Девочки-подростки считают культуру насилия нормальной, потому что бесконечная болтовня о том, что «на самом деле значит» мужественность и женственность, вертится вокруг вполне конкретного набора мифов — мифов, которые доказали свою чрезвычайную эффективность в деле защиты привилегированных людей от ответственности за сексуальную агрессию.

Читать далее

Почему мы считаем отцов-одиночек святыми мучениками, но демонизируем матерей одиночек?

Выдержки из статьи Ellen Friedrichs, мой перевод для сообщества Мама знает всё

одинокая мать

Недавно я болтала с соседкой о нашем общем приятеле, чья жена оставила его с детьми двух и четырех лет. «Он такой молодец! — сказала я — Она даже машину забрала, так что ему приходится отвозить детей в садик на автобусе. Потом он едет на электричке на работу. Хорошо, если ему хотя бы раз в неделю удается поиграть в баскетбол, а ведь мы знаем, как сильно он это любит».

Позже я переосмыслила этот разговор. Хотя я тоже одна воспитываю детей, не имею машины, пользуюсь общественным транспортом и даже не могу вспомнить, когда в последний раз делала что-то, не связанное с детьми, хотя бы раз в неделю, я всё равно восхищалась самопожертвованием своего друга.

В 2012 году два независимых исследования, опубликованных в журнале «Феминистская семейная терапия», подтвердили: принято считать, что отцы-одиночки совершают ежедневный подвиг, и так же принято считать, что матери-одиночки не делают ничего героического.

Читать далее

Вы задаёте не тот вопрос

Перевод поста Janice Wilberg для сообщества BodyPositive

Простите. Я попробую сказать это помягче. Спрашивать «А как вам удаётся оставаться такой молодой душой, несмотря на почтенный возраст?» — это эйджизм. Почему вы решили, что лучше быть душевно молодой, чем старой?
Только потому, что подразумеваете под «постареть душой» что-то очень неприятное и нежеланное.
Да, конечно, вы имели в виду не это.

Наша культура пропитана уверенностью в том, что молодость лучше старости. К сожалению, эта вера заставляет многих людей оплакивать свою ушедшую молодость вместо того, чтобы наслаждаться возрастом.
Я уже бывала молода душой — когда была молодой. Моя душа была среднего возраста, когда я была среднего возраста. Сейчас, я думаю, я старая душой. И хочу сказать вам, волнующимся о будущем: у нас тут интереснее, чем вам кажется.

Читать далее

Что такое эйджизм и почему он должен меня беспокоить?

Перевод для BodyPositive

Иллюстрация Juliette Borda

Когда мне было 10, мама организовала вечеринку-сюрприз в честь 40-летия отца. Полузабытые друзья и дальние родственники собрались на праздник, где было много шуток на тему «старик, ты уже совсем не тот», а сам папа чуть не наделал в штаны от неожиданности.

Несколько лет спустя я начала понимать, что этот конкретный день изменил моё отношение к отцу. Задолго до юбилея у него уже была седина в волосах и кое-какие проблемы со спиной. Но день, когда его торжественно отправили в старость и неизбежную немощь, что-то навсегда изменил во мне. Он думал, что стал «старым», все соглашались с этим, и я поверила им.

За шутками-прибаутками в тот день стояло нечто большее, что просто желание повеселиться. Что-то заставляло людей считать, что насмешки над стереотипными старичками — необходимый и единственный способ примириться со старением. Почему они так думали, какие социальные и культурные нормы привели их к таким мыслям? Ответ прост: эйджизм.

Что такое эйджизм и почему мне должно быть до этого дело? 

Эйджизм — невидимый, но мощный вид дискриминации, который утверждает превосходство одной возрастной группы людей над другой, чаще всего — молодых над пожилыми. Профессор психологии Бекка Леви, выделяет три тесно связанных между собой компонента эйджизма:

Читать далее