Следите за руками: фокусы легализаторов проституции

Иллюстрация: David Pohl

Я сейчас нахожусь в Бельгии. Здесь же недавно прошла конференция «Непокорные тела. Гендер / нормы / сопротивление», на которой я побывала. В частности, я записалась на «Академический семинар: студенческая секс-работа», который вели представительницы университета Суонси из Уэльса (Tracey Sagar, Deborah Jones).

Будучи уверенной в том, что борьба с проституцией — один из ключевых вопросов в феминистской повестке, я предполагала, что речь пойдет о работе по предотвращению вовлечения студенток в секс-индустрию, об организации поддержки для выхода из нее или хотя бы о методах исследования и анализа специфических проблем, вовлеченных в проституцию студенток.
Неожиданно я стала свидетельницей того, как сутенерское лобби с помощью нехитрых приемов формирует позитивный образ секс-индустрии и девальвирует свидетельства о бедственном положении проституированных женщин.

 


Началось все издалека. Учёные рассказали примерно следующее: в Великобритании, как и в других странах мира, высшее образование становится всё дороже и дороже, в связи с чем всё больше студенток и студентов занимаются секс-работой, чтобы заплатить за учебу, жилье, питание и прочие расходы. Они вынуждены вести двойную жизнь, скрывая характер своей работы под угрозой общественного осуждения и стигматизации. Поэтому их университет решил провести исследование на эту тему, а также предоставить некоторые меры поддержки, в основном — психологической.

В ходе исследования было анонимно опрошено 10 тыс. человек, а также создан анонимный форум, на котором секс-работницы и работники могли общаться, делиться проблемами, просить совета.
Под секс-работой в этом исследовании понимается уличная проституция, проституция в борделях, эскорт-услуги, порнография, порнографические веб-чаты, стриптиз и приватные танцы. В число работников секс-индустрии также входит «обслуживающий персонал» — водители, администраторы «массажных» салонов, диспетчеры, охранники и т. д. Отдельно отметили рост количества женщин, покупающих секс-услуги молодых мужчин: «Сейчас в Великобритании все чаще на женские вечеринки вызывают стриптизеров или официантов, которые обслуживают в фартуке на голое тело». В дальнейшем, правда, речь шла в основном про женскую проституцию.

Аудитории раздали листочки с вопросами для обсуждения в микро-группах. Через некоторое время ведущие семинара дали идеологически выдержанные ответы на эти вопросы. В скобках примечания от меня.

1. Легальна ли проституция в Великобритании?
— Да, в Великобритании человек может продавать секс-услуги в частном добровольном порядке и не в публичных местах. Таким образом, женщина, занимающаяся проституцией на улице — преступница, в своей квартире — частная предпринимательница.
(Здесь нужно отметить, что такой подход действует во многих странах. Предполагается, что взрослая женщина (или мужчина) имеет право распоряжаться своим телом и использовать его для получения дохода. При этом получение прибыли от сексуальной эксплуатации других людей запрещено).

2-3. Легальны ли бордели в Великобритании? Легальна ли секс-работа в борделях в Великобритании?
— Борделем считается любое место, где секс-работница делится доходом с кем-то еще — например, охранником или администраторкой. Бордели запрещены.
(Формулировки выступающей таковы, что аудитория невольно задумывается: если бедным студенткам, занимающимся проституцией ради университетского диплома и светлого будущего, приходится заниматься этим в своей квартире, в своей собственной кровати и при этом даже нельзя нанять охранника, чтобы защититься от агрессивных клиентов, разве легализация борделей не улучшит их жизнь?)

4. Какой процент опрощенных, сообщивших о работе в секс-индустрии, составляют женщины?
— Из общего числа опрошенных сообщили о своей работе в секс-индустрии 2,9% женщин, 3,5% мужчин. Экспертка: «Данные нашего исследования заставляют усомниться в устоявшемся определении проституции как сексуальной эксплуатации женщин.
(Вот это поворот! Оцените ловкость рук: сначала считаем секс-работниками сутенеров, охранников в притонах, водителей, пусть даже официантов в трусах, потом не учитываем, что мужчине признаться в том, что он развозит эскорт по адресам — это далеко не то же самое, что женщине признаться в том, что она занимается проституцией, получаем выразительные цифры и — вуаля! Британские ученые доказали, что проституция — это не сексуальная эксплуатация женщин).

5. Назовите 5 самых популярных причин, которые приводят студенток/студентов с секс-индустрию?
«Деньги!» — говорит аудитория едва ли не хором.
«Да», — соглашается экспертка и демонстрирует слайд с рейтингом причин в порядке убывания популярности:
— Нужны деньги, чтобы поддерживать мой стиль жизни,
— Думал_а, что мне понравится,
— Нужны деньги на оплату учебы,
— Хотел_а попробовать себя в новой профессии,
— Нужны деньги на жизнь.
(Так у нас складывается впечатление, что в проституцию идут в первую очередь за «стилем жизни», иными словами, за возможностью покупать дорогие вещи, за удовольствиями, за карьерными перспективами, за новыми впечатлениями, когда наскучит сидеть в офисе, и лишь очень немногие — от бедности и нужды).

6. О каких негативных аспектах секс-работы сообщили респонденты?
Нам показывают слайд:
— Секретность,
— Непредсказуемый / нестабильный доход,
— Неприятные клиенты,
— Страх насилия,
— Осуждение семьи.

7. О каких позитивных аспектах секс-работы сообщили респонденты?
— Возможность заработать,
— Удобный график,
— Свой собственный бизнес.

(Так нас подводят к мысли, что если легализовать организованную проституцию, все негативные аспекты исчезнут, останутся сплошные плюсы. Хотя статистика по Германии и Нидерландам, где бордели давно работают, доказывает ровно противоположное: легализация не снимает социальную стигму, не обеспечивает безопасность секс-работницам и провоцирует насильственное вовлечение женщин и детей в проституцию).

Затем нам сообщили, что учёные попросили активных участниц и участников исследования записать на видео дневник своей жизни, и сейчас нам покажут один из них. Для безопасности респондентки видео было переснято с участием актрисы, но все слова, действия и сцены точно воспроизведены. Героиня — студентка 2 курса юридического факультета, которая работает в эскорте, то есть занимается сексом за деньги у себя на дому или выезжает на дом к клиенту. «Она попросила вам передать, что когда она была в плохом настроении, когда снимала видео-дневник, а вообще-то довольна своей работой» — объявила экспертка.

В десятиминутном видео девушка показывает нам свой сайт с прейскурантом и списком предоставляемых услуг: 7 дней в неделю, все виды секса, БДСМ, секс втроем и т. д., цена за полчаса, час, три часа, всю ночь. С выездом дороже, у неё в квартире — дешевле. Показывает вентилятор: «Ненавижу его, но приходится постоянно включать, иначе очень жарко». Говорит: «Обычно я обслуживаю по 14 клиентов в день. Перерыв между ними — полчаса, за это время нужно помыться, убрать постель, оформить бумаги для налоговой, перекусить. Ест быстрорастворимую лапшу. Показывает чемодан, с которым собирается ехать в тур в соседний город: «Ненавижу его, он полон одежды для эскорта. У меня 100 лифчиков и 200 кружевных трусов. Они мне дорого обходятся». Показывает ванну: «Здесь моются клиенты после секса. До секса мыться обычно отказываются». Лежит в постели: «Ненавижу принимать клиентов дома, в своей кровати». В полной темноте шепчет: «Сейчас я нахожусь в квартире клиента, он в соседней комнате с другой девушкой из эскорта, а я пока тут отдыхаю. До этого мы по его заказу занимались с ней сексом. Кажется, она не мылась неделю». Она опять у себя дома: «Чувствую себя ужасно. Ненавижу эту работу, но у меня нет других вариантов». Растворяет в стакане лекарство от цистита: «Незаменимая штука, постоянно его пью. Хотя я всегда пользуюсь презервативами». Ест пиццу. Показывает другую квартиру, которую сняла на время пребывания в другом городе. Стоит на кухне, держит учебник — готовится к экзаменам. Открывает банку колы: «Постоянно её пью, мне кажется, она смывает всю заразу от клиентов». Лежит на кровати с пачкой денег: «Смотрите, сколько я заработала! Внушительная пачка, да? Теперь считаем: эти 400 фунтов пойдут на оплату квартиры в этом городе (откладывает). 55 — расходы на дорогу, 90 — за аренду квартиры, в которой я живу. 125 — на презервативы и прочее, что нужно для работы. Мне остается 75 фунтов. Не так уж много, после всего».

Видео закончилось, вопросы из зала.
«Она все время говорит о том, что ей плохо, неприятно…»
Экспертка прерывает: «Да, но ведь у всех нас бывают плохие дни. Кто из нас охотно идет на работу? Это нормально. У всех возникают сомнения: а ту ли работу я выбрала? Может быть, это не для меня? Хочу уволиться. Разве у вас такого не бывало?» (напомню, говорит женщина, занимающаяся научной работой в университете).

Мужчина спрашивает: «Вам не кажется, что в видео слишком много негативного? С проституцией и так ассоциируют только негатив, нужно как-то больше внимания уделять позитивным сторонам».
Экспертка отвечает: «Совершенно с вами согласна. Именно поэтому мы показываем это видео только в учебных целях, в закрытых аудиториях и не хотим, чтобы оно попало в свободный доступ. У нас есть и другие дневники, от других респондентов, которые всем довольны. Например, один мужчина-порноактер. Он такой популярный у себя в университете, про него пишут в газетах. Профессора у него спрашивают: «А как тебе твоя работа?» Он отвечает: «Прекрасно! Всем рекомендую!»

Женщина из зала: «Как секс-работница, хочу сказать: её проблема в том, что она работает в одиночку. Когда ты в коллективе, есть поддержка, есть чувство, что тебе нечего стыдиться. Вообще, мне кажется, сам формат дневника задает негативную окраску: мы же все пишем в дневник самое плохое».
Экспертка: «Да-да-да! Так же и с тем, что приходится вести двойную жизнь. А кому не приходится? Я, например, на работе — совсем не такая как дома. На работе приходится держать лицо, поддерживать контакты, а весь негатив нести домой. Мы надеемся, что вы сегодня выйдете из этой комнаты без чувства, что эту девушку нужно спасать, что ей плохо живется. Её проблемы не связаны с секс-работой, те же чувства испытывают все студенты и студентки».
В этот момент нам объявляют, что закончилось время, и им нужно вынести из комнаты столы и переставить стулья для следующего семинара.

Спектакль окончен.
Фем-активистки выносят с собой из комнаты, якобы подтвержденные научными исследованиями утверждения, что 1) проституция — это не сексуальная эксплуатация женщин, 2) индивидуальная проституция опасна, бордели — место для интересной и прибыльной работы, поэтому их нужно как можно скорее легализовать, 3) рассказам проституированных женщин о том, как им плохо и тяжело, не стоит доверять — у них просто было плохое настроение, все мы иногда жалуемся на свою работу, плюс бонусом 4) готовые аргументы для споров с теми, кто выступает против легализации проституции, заботливо сформулированные за них авторитетными экспертками.

С помощью таких (и многих других) манипуляций в общественном сознании распространяются рассказы о счастливых проститутках, которым очень нравится обслуживать клиентов, о том, что «это просто работа, такая же как другие» с удобным графиком и хорошим доходом, о том, что легализация проституции пойдет на пользу и самим проституткам, и всему обществу в целом. На самом деле, это полная чушь.
Проституция – это, вне всяких сомнений, сексуальная эксплуатация, оплаченное изнасилование. Это не «персональный выбор», а результат воздействия комплекса социальных факторов — таких, например, как тяжелое финансовое положение, абьюзивные отношения с родителями или партнерами, пережитое насилие, отсутствие доступа к правдивой информации, вера в сформированный в масс-медиа миф о «красивой жизни» и «легком заработке» работниц секс-индустрии, принадлежность к маргинализированному меньшинству и т.д.

Нет никаких оправданий для легализации проституции. Опыт Германии и Нидерландов уже подтвердил, что легализация не только не решает проблемы, но и создает новые. В то же время шведская модель криминализации клиента позволяет эффективно бороться с сексуальной эксплуатацией.

******
В группе BodyPositive есть хорошая подборка ссылок по теме «секс-работы», очень рекомендую прочитать эти посты и комментарии к ним:
Самые популярные вопросы и ответы на них. Проституция
Самые популярные вопросы и ответы на них. Порнография
Проституция как насилие над личностью
«Любовь не продается»: проект о рекламе проституции
Почему проституция — не профессия «как любая другая»
Скандинавская модель: как побороть проституцию