Как шоппинг к школе закрепляет гендерные ожидания — и как с этим бороться

Мой перевод поста David M. Perry  для сообщества Мама знает всё

на фото — героиня поста, дочь автора

Миша выходит в холл как раз когда я привожу свою дочь, Элли, в детский сад. Она восторженно говорит ему: «Смотри какой у меня новый рюкзак! С Мстителями!». Да, на нем действительно нарисованы Мстители — точнее, 4 мужских персонажа: красочные Тор, Железный Человек, Халк и Капитан Америка готовы сражаться со злом.

Мальчик отвечает: «Тебе что, нравятся Мстители? Или ты взяла рюкзак у брата?», — и в его голосе слишком много сарказма для пятилетки.

Элли ничего не заподозрила. «Нет, у моего брата рюкзак с миньонами, а с Мстителями — мой», ответила она, сделала пару выстрелов в воздух из воображаемых бластеров и убежала в свою группу. Берегитесь, злодеи!

Перед началом нового учебного года родителям приходится делать много покупок — и в это время легко заметить, как буйно и пышно цветут гендерные стереотипы среди производителей и продавцов товаров для детей.

Мы — родители — выбираем эти товары и тем самым влияем на социальный контекст. Мы сообщаем детям, что есть «норма», мы готовим их к тому, чтобы соответствовать «норме» или противостоять. И необходимость делать столько разных выборов может вызывать чувство подавленности и у взрослых, и у детей.

В этом году моя дочь получила рюкзак с четырьмя мужскими персонажами из Мстителей. Найти рюкзак с Черной Вдовой, единственной женщиной в команде супергероев, нам не удалось — и это довольно типично: производители комикс-франшиз откровенно пренебрегают равной гендерной репрезентацией. Тем не менее, этот рюкзак довольно хорош, и дочка его обожает. Мы не выбирали его за неё, но пытались мягко отвести её от стереотипных девчачьих вариантов. И вот почему.

Миша не хотел обидеть Элли, он просто неосознанно спроецировал принятые в нашем обществе гендерные нормы на девочку из своей группы, мою дочь. Она и сама бы делала то же самое, если бы провела достаточно времени без нашей поддержки под прессом общественного давления. В нашей культуре принято жесткое разделение по гендеру с самого рождения — новорожденным полагаются либо голубые, либо розовые предметы. Это продолжается всю жизнь. Игрушки, одежда и атрибутика для мальчиков стимулируют активность, спорт и, зачастую, жестокий героизм. Мальчики делают дела. Девочки услаждают взгляд.

Как многие родители, мы стараемся дать нашей дочери возможности и инструменты для противостояния этим доминирующим нормам. Мы хотим, чтобы она продолжала отвечать всем Мишам мира с поднятой головой и уверенностью в своих силах. Но как? Как достичь этих целей?

Это, конечно, не новые вопросы. Уже много лет родители пытаются понять, как вырастить детей свободными от искусственно навязываемых гендерных норм и правил.

Некоторые видят спасение в практике гендерной нейтральности, но мы с женой считаем, что это не выход, когда наш реальный мир слишком далек от нейтральности. Другие родители просто исключают то, что им не нравится: оружие не для мальчиков, розовое не для мальчиков. Эмоционально мне вообще-то нравится идея исключения, но, боюсь, это может привести к протесту и отрицанию.

Еще одна тактика — делать ставку на возможность выбора, всегда обеспечивая детям несколько альтернативных вариантов. Мы поначалу делали именно так, забив наш дом альтернативами. Розовое, голубое, зеленое, красное. Машинки и куклы. Супергерои и бантики.

Поначалу казалось, что это работает. Наша дочь усаживала куколку-принцессу верхом на дракона, так что кукла могла парить над миром, полная силы и мощи. Однажды она надела карнавальный костюм Белоснежки, схватила лопату и отправилась копать червей. Мы ограничивали ей доступ к телевизионной рекламе, наблюдали, как расцветает её креативность, и думали, что справились с этой педагогической задачей.

Как же мы ошибались. Когда она пошла в детский сад, то стала быстро усваивать, какие ограничения положены каждому гендеру. Мы поняли, что что-то пошло не так, когда за ужином она попросила розовую тарелку, потому что «розовый — цвет для девочек». Пришло время менять подход.

На сегодняшний день наша тактика такова: продвигать вариант, идущий вразрез с доминирующей нормой. Это результативнее, чем просто «обеспечивать выбор». Это реалистичнее, чем попытки быть «гендерно-нейтральными». Это мягче и деликатнее, чем прямой запрет на розовое. И нет, розовый не плохой цвет, просто там, где мы живем, девочки обязаны выбирать именно его. Так что мы всегда подталкиваем дочь к альтернативному выбору, аккуратно противодействуя системе.

Возьмем к примеру этот пресловутый рюкзак. Элли действительно нравятся супергерои. Она любит трясти огромным молотком и орать «То-ооо-ооор!» во всю глотку. Но когда мы пошли в магазин, ее внимание в первую очередь привлек розовый рюкзак с прицессами, потом — «Хелло Китти» того же цвета. Маме пришлось сказать: «Ой, а смотри что там повыше?», а я добавил «Вау, это же Мстители! И Тор!». «Ооооо мне так нравится Тор!», — ответила дочь. Так мы и сделали покупку.

Если бы Элли сказала: «Я хочу Хелло Китти», это тоже было бы неплохо — мы бы не стали придавать этому большого значения, чтобы она сохранила уверенность в себе и своем решении при встрече со скепсисом ровесников и взрослых. Мы стараемся не диктовать дочери свою волю, но давать ей возможность самой создавать свою идентичность.

Родительство «против системы» бывает довольно сложным и, скорее всего, будет только усложняться. На прошлой неделе она сообщила мне, что есть разница между «мальчиком, который просто друг» и «мальчиком, который не просто друг», и мы пока не решили, как себя вести. Однако в целом мы думаем, что мы на правильном пути.

Когда она вернулась домой из сада в тот день, я спросил про рюкзак. Она ответила: « Ну, один мальчик сказал мне, что это мальчишечий рюкзак. Я сказала: Нет, он мой».

Все в порядке.