Почему мы считаем отцов-одиночек святыми мучениками, но демонизируем матерей одиночек?

Выдержки из статьи Ellen Friedrichs, мой перевод для сообщества Мама знает всё

одинокая мать

Недавно я болтала с соседкой о нашем общем приятеле, чья жена оставила его с детьми двух и четырех лет. «Он такой молодец! — сказала я — Она даже машину забрала, так что ему приходится отвозить детей в садик на автобусе. Потом он едет на электричке на работу. Хорошо, если ему хотя бы раз в неделю удается поиграть в баскетбол, а ведь мы знаем, как сильно он это любит».

Позже я переосмыслила этот разговор. Хотя я тоже одна воспитываю детей, не имею машины, пользуюсь общественным транспортом и даже не могу вспомнить, когда в последний раз делала что-то, не связанное с детьми, хотя бы раз в неделю, я всё равно восхищалась самопожертвованием своего друга.

В 2012 году два независимых исследования, опубликованных в журнале «Феминистская семейная терапия», подтвердили: принято считать, что отцы-одиночки совершают ежедневный подвиг, и так же принято считать, что матери-одиночки не делают ничего героического.

Первое — «Негативное восприятие никогда не состоявших в браке матерей и отцов, в одиночку воспитывающих детей: применение гендерного анализа в семейной терапии» — провели Аманда Хейр и Кристи МакДжордж. Они установили, что взгляды на одиноких родителей отличаются: отцов видят как людей, которые сделали достойный восхищения выбор и выросли как личности, в то время как матери воспитывают детей по необходимости, которая стала результатом неверных решений, случайной беременности либо неумения сохранить семью. Они также выяснили, что негативное отношение к матерям-одиночкам произрастает из убеждения, что эти женщины плохи или испорчены в личностном плане.
Замечено, что описания матерей-одиночек, сделанные участниками исследования, включали представления об этой группе родителей как о безответственных, пренебрегающих, незрелых, депрессивных, находящихся в постоянном стрессе, склонных делать неправильный выбор, неразборчивых в связях, безнадежных и/или ненадежных.
С другой стороны, отцы-одиночки описывались теми же респондентами как люди, находящиеся в сложной жизненной ситуации, которым приходится в одиночку справляться со всеми сложностями родительства, включая оплату счетов, выбор и устройство детей в сад/школу, налаживание романтических отношений с детьми на руках. Совсем не те негативные черты личности, которыми наградили матерей!

Второе исследование — «Отношение к никогда не бывшим в браке одиноким матерям и отцам: имеет ли значение гендер?» провела Сара ДеДжин с коллегами. Она давали респондентам прочитать одинаковые рассказы о родителе-одиночке, отличающиеся только полом главных героев. Выяснилось, что участники отнеслись к матерям-одиночкам намного строже, чем к отцам-одиночкам. Матерей оценили как «менее надежных, менее удачливых, менее ответственных, менее удовлетворенных жизнью, с худшими моральными качествами, не очень хороших родителей, с меньшими экономическими возможностями» по сравнению с отцами-одиночками, хотя единственное, чем отличались их истории — это имена и местоимения.

Что делать?

Когда дело доходит до воспитания детей, многие из нас все еще руководствуются глубоко заложенными убеждениями о гендерных ролях мужчин и женщин. Понимание, что эти роли — сформированы обществом, а не предопределены биологически, может помочь снять стигму и риски, с которыми сталкиваются матери-одиночки, и создать среду, где большее число мужчин будут чувствовать себя компетентными родителями, способными растить детей в одиночку.

1. Стремитесь к гендерному равенству в ожиданиях от родителей.

Как общество, мы все еще ожидаем меньше от отцов, чем от матерей. Из-за этого на матерей смотрят куда более критично, чем на отцов, которым в заслуги часто записывается простое присутствие.
Не молчите, когда кто-то высказывает восхищение отцом, который — такой молодец! — вышел воскресным утром на детскую площадку, а не остался спать. Высказывайтесь, когда кто-то говорит об отце, который «присматривает» за своими собственными детьми. И то, и другое — это норма, обычные родительские дела.

2. Относитесь одинаково.

Когда гетеросексуальные пары расходятся, женщины часто — и небезосновательно — боятся, что если они передадут роль основного родителя отцу, то подвергнутся резкому осуждению, даже если отец к этому готов.
Если отец один воспитывает ребенка, не предполагайте заранее, что за этим стоит ужасная душераздирающая история. Считайте, что он компетентен в своей роли, если у вас нет конкретных поводов думать обратное. Относитесь к его действиям так же, как относились бы к действиям матери.

3. Признайте внутренние предубеждения относительно одиноких родителей.

Воспитание детей в одиночку отцом обычно воспринимается как выбор, сделанный благородным мужчиной, матерью — как что-то, что приходится делать женщине, которая принимала неверные решения, независимо от её желания.
Принимая эту точку зрения, мы поддерживаем вредоносные мифы.
Если вы готовы предложить мужчине посидеть с его детьми, чтобы он мог куда-то сходить развеяться, предложите то же самое женщине.

Ещё много работы

Когда моя прабабушка получила развод в 1912 году во Франции, был запредельный скандал. То, что она стала матерью-одиночкой из-за развода, а не вдовства, было неслыханно. И она, и ей дочь, моя бабушка, всю жизнь несли на себе стигму.

К счастью, мы продвинулись вперед, и развод, как и часто следующее за ним материнство в одиночку, стали намного более распространенными и намного более социально приемлемыми, чем сто лет назад.

Но, как подтвердят многие матери-одиночки, большая распространенность и большее принятие, не означают полного исчезновения стигмы. Если мы хотим, чтобы семьи процветали, нужно принять тот факт, что они бывают разных форм и конфигураций, и поддерживать, в том числе, те семьи, состав которых сильно отличается от принятого стандарта.