Доктор сказал, что моя тревожность — это просто простуда

Текст Melanie Holmes в моем переводе специально для сообщества Body Positive

Иллюстрация — Александра Дворникова

Я помню свою первую паническую атаку. Она произошла на работе, на собрании. Внезапно я не могла сконцентрироваться на том, что говорят. Мне нужно было выйти… немедленно! Я позвонила своему доктору, записалась на прием — и получила рецепт на антибиотики. «Это вирус», — сказал он мне.

Через несколько дней мне стало лучше. А несколько недель спустя я вновь испытала тот же непреодолимый страх. Гул в моей голове был громче голоса человека, говорившего со мной. И все, что я могла сделать — это остаться сидеть. Пришлось переждать несколько мучительных минут (две? Три?), прежде чем мне удалось выбраться из этой ситуации. Я опять записалась к терапевту. И опять он посадил меня на антибиотики.

Когда это произошло в третий раз, я опять пошла к доктору и настаивала, что это была паническая атака. Он не знал моего бэкграунда. Не знал, что я пережила насилие в прошлом. Не знал, что я по-видимому страдала от синдрома выгорания три года назад, когда моя мама тяжело болела и я положила свою жизнь на уход за ней.

Моя жизнь в тот момент состояла из работы на полный день (где я недавно получила повышение), два курса в колледже по вечерам, дочь подросткового возраста и все прочее (супруга, двух взрослых сыновей, родственников, праздников, еды, сна и т. д.).

К многим ролям, что я играла (жена, мать, дочь, тетя, племянница, подруга, сотрудница, студентка), добавились еще две: свекровь и бабушка. Для меня было честью и удовольствием посвятить целую неделю моему новорожденному внуку, помочь семье и получше узнать жену моего сына — женщину, которую теперь я считаю своей второй дочерью. Эта поездка включала авиаперелет, отель и аренду машины, потому что они живут довольно далеко.

Какая ирония, в то же время я писала книгу, которая включала интервьюирование и опросы 200 женщин в течение двух лет в мое «свободное время». Я видела свою миссию в том, чтобы (через этот текст) донести своей дочери важное послание: женщины подвергаются общественному давлению, и это нормально — быть собой и игнорировать это давление.

После трех первых панических атак, я наконец-то получила рецепт на успокоительное, которое принимаю по сей день.

На людях, которым приходится принимать лекарства, чтобы пережить день, лежит стигма. Но я, например, устала хранить свой секрет. Я готова прокричать миру о нем. У меня тревожное расстройство! И мне нужно принимать лекарства, чтобы пережить день. Каждый день. Сейчас. Может быть, навсегда.

Тревожное расстройство подтолкнуло меня к исследованию способов, которые помогают мне чувствовать себя лучше. Я делала это всю жизнь, и возможно именно это позволило мне пережить те годы, когда я была жестока к себе, когда заставляла себя выходить за пределы своих возможностей, когда я говорила «да», когда нужно было сказать «нет».

Я узнала, что паническая атака — это тревожный звонок в моей голове, который сообщает, что мои потребности не удовлетворяются. Как видите, я довольно успешна в игнорировании своих потребностей. Я игнорирую их до тех пор, пока тело не отключается.

Приятно помогать другим, когда есть такая возможность. Но принципиально важно ставить себя на верхнюю позицию в списке приоритетов.

Где бы я ни была, я вижу тревожных людей. На способность справляться с требованиями современности влияет генетика. Наш опыт тоже имеет значение: травмы, большие и маленькие, и поддерживающее окружение, которое подхватывает, когда мы падаем. В постоянно меняющемся мире — кажется, он становится беспокойнее с каждым днем — важно учиться способам совладания с напряжением. Можно освоить технику диафрагмального дыхания в течение дня. Можно выделить на медитацию хотя бы 10 минут. И помните, что согласно исследованиям, кофеин, табак и алкоголь повышают, а не снимают напряжение.

Раз уж мы вертимся волчком, давайте помнить, что все волчки когда-то останавливаются. С какой скоростью вы хотите крутиться по жизни?

Кем бы вы ни были, каким бы ни было ваше прошлое, пожалуйста, знайте, что вы не одиноки в борьбе с тревожным расстройство. В мире много таких, как вы и я. И существуют способы справиться с тревожностью, которым мы можем научить и научиться.