Почему оскорбления в интернете и свобода слова — это не одно и то же

Перевод поста Jarune Uwujaren для No Hate Speech Movement — Россия

art by Maike Plenzke

Я могу подойти к незнакомцу на улице и сказать, что убью его. Я совершенно точно могу это сделать, если захочу — не принимая в расчет факт, что человек, которому я угрожаю, может на самом деле испугаться или послать меня куда подальше. Так рассуждают люди, которые считают необходимым защищать свое право говорить в интернете абсолютно всё, что им захочется, даже если это высказывания ненависти, угрозы насилия или смерти и т.д.

Проведя больше двух минут в интернете, вы наверняка поймете, что я имею в виду — троллинг, травля, неискренние, но нарочито обидные комментарии и прочие вещи, которые никто не говорит друг другу в лицо в офф-лайне. Более того, проблема он-лайн преследования диспропорционально касается маргинализированных людей. Возьмем реальный пример: целая кампания с созданием поддельных аккаунтов в твиттере, направленная против не-белых феминисток.

Годами встречая в интернете оскорбительные выражения, угрозы и насмешки, засоряющие треды с комментариями и опросы, легко потерять чувствительность к неоправданным словам, которые люди осмеливаются говорить под прикрытием анонимности. Так что, когда мы выступаем против он-лайн преследования, то часто получаем реакцию типа «Это же интернет! Тролли всегда будут троллить, а если вам это не нравится, то проваливайте».

Проблема такой легкомысленной реакции состоит в том, что в интернете нет троллей.

За исключением спам-ботов и домашних животных с аккаунтами в твиттере, интернет полностью заселен людьми, которые несут ответственность за свои слова, способны использовать эти слова во вред другим и всё ещё существуют в реальном мире, где сказать кому-то «пойди убейся» считается не очень то вежливым поведением.

Интернет — это не какое-то рассредоточенное пространство, где люди должны нормально воспринимать оскорбления и насилие в свой адрес, не жалуясь и не защищая себя. Он так же реален, как и все прочие части нашей жизни, и есть вещи, которые просто нельзя говорить.

Первая поправка (к Конституции США, защищающая, в том числе, свободу слова и печати — прим. Переводчицы), на которую часто ссылаются защитники он-лайн агрессии, не дает людям свободу говорить всё, что захочется, и в абсолютно любой ситуации. Есть разница между цензурой и пониманием последствий чьих-то слов.

1. Унижающие высказывания не способствуют свободе слова

Люди, защищающие свое «право» использовать оскорбительные и унизительные выражения, на самом деле не поощряют свободу слова, а делают абсолютно обратное.

Унижение — это инструмент подавления голосов женщин, этнических меньшинств, LGBTQ людей, людей с ограниченными возможностями и других маргинализованных групп, ограничивающий их свободу самовыражения.

Я не говорю, что богатые белые здоровые гетеросексуальные мужчины не подвергаются он-лайн агрессии, особенно если он придерживаются непопулярных позиций или не соответствуют социальным нормам.

Но чаще защитники «свободы слова» беспокоятся скорее о возможности продолжать употреблять оскорбительные выражения, чем о реальной защите прав человека. В целом, он-лайн пространства более враждебны к маргинализированным, чем к привилегированным группам. Иными словами, там всё, как везде.

Социальные сети — это платформа, на которой люди, слабо представленные в традиционных медиа, могут рассказать свои истории. Это места, где люди могут услышать друг друга, поделиться наболевшим, войти в контакт и объединиться вокруг проблем, которые их волнуют. Интернет-оскорбления и преследования, на которые, создавая аккаунт в сети, вообще-то никто не подписывается, угрожают этой свободе самовыражения.

Никто не хочет начать разговор о проявлениях мизогинии и получить полный почтовый ящик писем с «сексуальными предложениями» и угрозами изнасилования. Никто не хочет пожаловаться в твиттере на расисткий бред, с которым приходится сталкиваться на работе, и получить ответы, призванные поиздеваться или заставить замолчать.

Кто-то скажет, что он-лайн харассмент — это цена, которую нужно платить за публикацию своих слов и мыслей в интернете. Но это то же самое, что говорить, что появление женщины на улице неизбежно приводит к сексистким комментариям. Интернет — это не единственное место, где люди становятся уязвимыми или привлекают к себе внимание, так что сексизм, расизм и другие формы ненависти в сети нисколько не более оправданы, чем в офф-лайне.

2. Преследования и нападки не просто «оскорбительны», они пугают

Несколько лет назад мужчина по имени Лео Трейнор решил лично встретиться с человеком, который более двух лет преследовал и угрожал его семье в интернете и по электронной почте, и написал об этом статью. Преследователь оказался довольно безобидным и безвредным, но Лео не мог знать этого заранее, пока нападки продолжались. Целых два года он жил в страхе за свою семью из-за подростка на другом конце страны, у которого было слишком много свободного времени.

Люди, которые атакуют и травят других людей в сети, могут считать себя безобидным шутниками, но адресаты их агрессивных посланий не могут знать, исходят они от ленивого ребенка с недостатком эмпатии или от неуравновешенного человека, который может воплотить свои угрозы в реальность. И даже если бы каждый интернет-агрессор на деле был бы абсолютно безвредным, у людей, как ни крути, есть чувства.

Большинству из нас приходится отращивать толстую кожу, чтобы справляться с грубостью и равнодушной критикой, но став свидетелем такого огромного количества интернет-угроз изнасилования и расчленения, кто-то может полностью потерять веру в человечество.

3. Сострадание — не только для ближайшего окружения

Признаюсь: иногда кажется, что писать статьи для публикации в интернете — это всё равно что бросать слова в пустоту. Я не могу заранее узнать или предугадать, кто прочитает статью, какую реакцию и какой ответ она вызовет.

Нужны дополнительные время и усилия, чтобы предположить, какие у моих слов могут быть последствия, большие, чем требуются во время беседы лицом к лицу, когда можно сразу видеть реакцию на свои слова.

Когда последствия слов проявляются сразу же, в реальном мире из плоти и крови, сложно относиться к ним небрежно. Но когда ты сохраняешь анонимность и разговариваешь с буквами и пикселями на экране? Довольно легко производить тонны чуши, ничего при этом не испытывая. Довольно легко относиться к языку вражды, угрозам и домогательствам как к шутке, части игры, простому развлечению для тех, кому нечем заняться.

Но это не так. Люди в интернете не перестают быть настоящими. Они остаются реальными людьми, даже если находятся по ту сторону экрана на другом краю планеты. Они остаются людьми даже когда вы думаете, что они глупые, надоедливые и заслуживающие насмешек.

Обращаюсь к тем, что атакует кого-то в интернете. Вы не должны носиться с каждым человеком в сети как с хрустальной вазой, точно так же, как вы не ходите на цыпочках перед каждым, с кем встречаетесь лично.

Но если вы говорите в интернете что-то обидное и разрушительное, знайте, что, как и в реальном мире, вам могут дать отпор и привлечь к ответственности. И это справедливо.

***

Те, кто выступает против языка вражды в интернете, не собираются вводить цензуру и ограничивать свободу слова. Они просто отказываются терпеть и допускать нападения на свои права и достоинство. И пока в сети можно играть любую роль — анонимного тролля, агрессора — люди на другом конце провода остаются людьми. Эти люди чувствую боль, реагируют, не соглашаются, поддерживают друг друга и несут ответственность за свои слова — в интернете и вне его.