Почему цифровые ассистентки — всегда «женщины»?

Статья Сорайи Чемали в моем переводе для сообщества BodyPositive

текст на экране: «Чем я могу помочь?»

 

«Устойчивое представление цифровых помощников как «женщин» имеет большое влияние. Оно закрепляет связь между женским голосом и услужливостью», — написала Джессика Норделл в своей недавней статье. Сири, Кортана, Алекса, Вив и Манипенни — лишь немногие, самые известные программы. Всё — системы навигации, пылесосы, мультифункциональные гаджеты — оснащаются голосами, и люди наделяют их соответствующим гендером. Иногда, как в навигационном приложении WAZE можно выбрать голос, иногда нельзя. Когда Эппл впервые запустили Сири, британские (но не американские) пользователи имели возможность выбрать мужской голос.

Не нужны десятилетия научных исследований, чтобы понять, что преимущественно «женские» голоса цифровых сервисных систем во взаимодействии с пользователями приучают к мысли о том, что девочки и женщины — но не мальчики и мужчины — любезны, сговорчивы, обеспечивают помощь и поддержку. Задача цифровых помощниц — делать то, что им сказали делать.
Сири, чье имя в переводе с норвежского значит «красивая женщина, которая ведет к победе», судя по всему, не способна ответить «нет» ни на один вопрос.
Спросите Сири «Ты можешь сказать «нет»?», и она ответит: «Кто, я?».
Спросите «Ты человек?», и она вероятно скажет «В облаке никто не ставит под сомнение твой экзистенциальный статус».
Спросите, может ли Сири водить машину, и она скажет «Я люблю перемещаться со скоростью света».
«Ты умеешь читать?» — «Боюсь, я не могу этого сказать».
Единственный вопрос, на который Сири отвечает «Нет», это «Какой антоним к слову «да»?». После множества попыток, Сири сначала даст ссылку на словарь, а потом скажет — «Ответом является слово «нет».
Но она никогда не скажет «Нет» в ответ на какой-то вопрос или просьбу. В то же время, ответ Сири на простое обращение «Сири» — это «Я к вашим услугам» или «Ваше желание для меня закон».

Норделл подчеркивает, что гендерные стереотипы проявляются не только в цифровых ассистентах. То же самое наблюдается в игрушках, видеоиграх, телепрограммах, кино — и в реальном мире, где девочек и женщин продолжают изображать как «помощниц мужчины — главного героя». Разработчики роботов тоже наделяют их выраженными гендерными характеристиками. Это удручает.

Сегодня самая распространенная работа для женщин в США — та же самая, что в 1960-х годах — ассистентка. Значительная доля высших из доступных для женщин позиций связаны с обслуживанием (чаще всего мужчин, превосходящих их в статусе и доходах). Секретарь, консультантка, специалистка по связям с общественностью, библиотекарь, консультантка, социальная работница, медсестра, помощница по хозяйству, сиделка, няня — преимущественно женские занятия.
Что общего в этих профессиях? Во-первых, они предполагают эмоциональный труд, во-вторых — они компьютеризируются. Например, Элли — это имя «виртуальной терапевтки», созданной Калифорнийским университетом совместно с Агентством по перспективным оборонным научно-исследовательским разработкам США. Элли создана, чтобы «говорить с людьми в безопасной обстановке» и диагностировать ПТСР, депрессию и тревожность. Она, как многие женщины, должна «внимательно слушать» и откликаться на воспоминания солдат о перенесенных травмах.

Перенос гендерных стереотипов о женщинах на цифровых ассистентов — это только половина уравнения. Вообще-то и мужские имена используются. Просто они ассоциируются с самыми дорогими супер-мощными компьютерами. Это высокоранговые альфа-компьютеры, которых мы должны бояться и уважать. Те, которые заберут наши рабочие места и захватят цивилизацию.

Один из примеров — Ватсон, суперкомпьютер IBM. В 2015 году глава компании Джинни Рометти дала интервью, в котором объяснила, что мы должны не бояться его, а ценить. Описывая стремительно расширяющиеся способности Ватсона, включающие всё большее сходство с человеком, Рометти перешла с местоимения «оно» на «он». Она предостерегла людей от того, чтобы принимать Ватсона, самообучающийся компьютер, которому нет равных в способности обрабатывать естественный язык и грамматику и анализировать беспрецедентные объемы данных, за цифровую ассистентку. Хотя люди так же задают Ватсону вопросы, а он дает ответы. Разница в том, что он больше, лучше, мощнее и страшнее.
Еще один пример. «Женя Густман» — название бота, который успешнее всех прошел тест Тьюринга — проверку искусственного интеллекта, в которой судьи должны определить, разговаривает с ними человек или машина. Женя Густман представляется пользователям 13-летним мальчиком из Одессы.
Есть и исключения, как суперкомпьютер названный в честь Грейс Хоппер, но они куда менее известны.

Проблема гендерной предубежденнности в сфере STEM (аббревиатура, обозначающая комплекс естественно-научных, технологических, инженерных и математических дисциплин) и информатики хорошо известна.
В США, где гендерный разрыв в математике и науке — один из самых больших в мире, большинство людей предполагают, что девочки и женщины не интересуются техническими дисциплинами — и это становится самосбывающимся пророчеством.
На заре компьютерной эпохи женщины вели передовые разработки и десятилетиями опережали мужчин в этой отрасли. Затем серия пересекающихся культурных и технологических событий — атака на феминизм, гипер-гендеризация игрушек, появление настольных компьютеров в середине 1980-х — негативно сказались на женщинах, и их количество в науке стремительно сократилось. Вклад выдающихся женщин-пионерок этой отрасли забыт. «Технологии» маркированы как мужское дело.

В середине 80-х в компьютерных науках было больше 35% женщин, сегодня — меньше 18%. Им платят меньше, чем коллегам-мужчинам, а из-за враждебной обстановки на работе, больше половины женщин увольняются в течение 10 лет.

Многие люди считают проблему репрезентации женщин несущественной, а её влияние на наше восприятие себя, амбиции и потенциал — незначительным. Это ошибка. Гендерно окрашенный дизайн и нейминг технических продуктов — одновременно и причина, и следствие предубеждений против женщин. В разработке новых технологий необходимо понять, как социальное неравенство соотносится с технологическим, учесть это и сделать решительные шаги по их преодолению.