БДСМ — это насилие над женщинами

Мой перевод (с сокращениями) текста с сайта Liberation Collective


Практики БДСМ — это унижение, уничижение, изнасилование и истязание женщин. Это патриархальное насилие над женщинами, независимо от того, происходит оно в вашей спальне, на экране компьютера или в книжке, которую вы читаете в обеденный перерыв.

Мы не обвиняем женщин, которые практикуют БДСМ, но анализируем эти практики с точки зрения феминизма.



БДСМ — это легитимизация домашнего насилия над женщинами.
Случай из жизни. Алиса Валдес написала эротическую полу-автобиографическую книгу «Феминистка и ковбой» о любовнике-доминанте, который жестоко трахал её под прикрытием добровольного согласия на «игру». После выхода книги Алиса написала в своем блоге подробный пост об абьюзе, который её «ковбой» навязал ей в реальной жизни. Хотя абьюз в книге был изображен как добровольное согласие, опыт жизни с ковбоем включал изнасилования, вербальное насилие, угрозы и его исчезновение сразу после известия о её беременности.

Сходным образом, во время БДСМ-сессии абьюзер Стивен Лок приковал к постели женщину, с которой недавно познакомился на сайте знакомств, душил её с помощью веревки, отхлестал 14 раз, изнасиловал и бросил связанной. Ей пришлось звонить подруге, чтобы освободиться. Но с Лока сняли все обвинения в насилии, как только он сказал, что нападение было «по добровольному согласию».

БДСМ существует в контексте патриархальной культуры изнасилования, где женщины всегда «заслуживают» жестокости, насилия и смерти от рук мужчин. Женщины, которые возражают против такого отношения, подвергаются оскорблениям и незамедлительно отвергаются.

Нас называют «сексуально негативными», что, как многим известно, на самом деле значит «фригидные», а «фригидные», как известно многим феминисткам, — это уничижительный термин для тех, кто отказывается ублажать мужчин.

Нас также обвиняют в слат-шейминге*, когда мы выступаем против БДСМ, хотя мы знаем, что сексуальная жизнь женщины не подлежит осуждению и что ни одна женщина не виновата в том, что мужчины подвергали её абьюзу.

Нам говорят, что мы «не уважаем мнение» женщин, которые «выбрали» вовлечение в БДСМ, когда указываем на то, что подчиненная роль в сексуальном контексте скорее всего произрастает из социального стокгольмского синдрома. Однако мы никогда не обвиняем женщин, принимающих участие в таких практиках. Вся ответственность лежит на мужчинах, которые доминируют над женщинами.

Нас также обвиняют в неуважении к чувствам и желаниям мужчин, которым нравится бить и сексуально истязать женщин.

Женщин, пострадавших от насилия в БДСМ и рассказавших о перенесенном абьюзе, часто обвиняют в том, что они не сказали «стоп-слово», что является обвинением жертвы в чистом виде.

Часто женщин, сообщающих о насилии, принуждают к молчанию. Агент Алисы Валдес заставлял её удалить тот откровенный пост с признанием, а её новый бойфренд поблагодарил ковбоя за то, что тот «приручил её».

В обсуждении проблемы БДСМ иногда всплывает вопрос о мужчинах в подчиненной позиции в БДСМ. Они тоже подвергаются жестокому обращению и унижениям, так как же можно говорить, что БДСМ — это насилие именно над женщинами?

Очевидно, что насилие и абьюз в отношении любого человека — это плохо и бесчеловечно.
Однако большинство БДСМ-практик происходит в парах мужчина-доминант/женщина-сабмиссив.

При подготовке документального фильма «Цена удовольствия» профессорка Чинг Сан изучила 50 из 275 самых продаваемых (и взятых напрокат) порно-фильмов. Из всех сцен порки, менее чем в 3% из них порке подвергались мужчины**. Фактически, «физическая агрессия была преимущественно адресована женщинам, которые обычно отвечали на неё изображением удовольствия (одобрение, сексуальные стоны и т. д.) либо без всякого изменения выражения лица или прерывания процесса» (цитата из книги Big Porn, Inc).

Феминистки знают, что патриархальное общество основано на иерархии по половому признаку, и что это иерархия поддерживается с помощью гендерных норм. Мужская гендерная социализация высоко ценит доминирование, власть, вторжение и захват жизненного пространства. Женская гендерная социализация предполагает подчинение, бессилие, отсутствие границ и стремление занимать «как можно меньше места». Как сказала Лиэр Кит, «гендер определяет, кто человек, а кто должен страдать».

Будучи представителями доминирующего класса, небольшой процент мужчин может испытывать желание «попробовать» в сексуальном взаимодействии то, что они воспринимают как женскую роль. Их может возбуждать фантазия о том, каково это — подвергаться сексуальному терроризму. У них может наступать эрекция от временного принятия подчиненной — иными словами женской — позиции.
Подчиненная роль зачастую вербально феминизируются: мужчин-сабмиссивов часто называют «бабами»/«девками» — теми словами, которые используются для унижения мужчин. Унижение состоит в том, что подразумевается, что эти мужчины имеют что-то общее с их самыми презренными противоположностями — женщинами.

Но феминистки знают, что «примерка» подчиненной роли — это действие, доступное только представителям в высшей степени привелигированного классса, которые, в рамках увеселительных потрахушек хотят, чтобы их щипали за соски для «обострения ощущений». В то же время мы, женщины, не можем избежать повседневного сексуального насилия. То, что для мужчин редкая «перчинка» в сексе, для нас — суровая реальность.

Мы уверены, что освобожденная сексуальность не следует патриархальным моделям доминирования и подчинения. Существование мужчин-сабмиссивов никоим образом не оправдывает, не опровергает и не отменяет того факта, что БДСМ — это насилие в отношении женщин и что БДСМ нормализует домашнее насилие.


*Слатшейминг (slut-shaming) — осуждение женщины за ее сексуальное поведение / потребности / желания.

**Очевидно, что небольшое количество мужчин-сабмиссивов никогда не сможет «скомпенсировать» вред, который БДСМ причиняет женщинам. Абьюз женщины мужчиной ничем не может быть оправдан.


Больше материалов по теме в паблике Бодипозитив:

О «50 оттенках серого»
БДСМ как легитимация насилия
«50 оттенков серого» (видео)
О связи БДСМ с различными формами шовинизма
Эротизация женского подчинения
О девах и героях