Искусство тихого созерцания. Искусство ничегонеделания

Мой перевод текста Lori Day для сообщества BodyPositive

Иллюстрация Monica Garwood

Отвоевать пространство, чтобы ничего не делать — а просто быть — в нашей экстравертированной культуре сложнее, чем может показаться. Я могу и делаю это, но, боюсь, в лучшем случае меня воспринимают как затворницу или женщину со странностями, в худшем — как грубиянку и эгоистку.

С тех пор, как я была маленькой девочкой, мне приходилось объяснять людям, что если я еду в машине и молча смотрю в окно или нахожусь в одном пространстве с другими людьми и не разговариваю — это нормально.

Сейчас, когда я молча рассматриваю посетителей в ресторане, окруженная прилипшими к экранам смартфонов, планшетов или телевизоров на стенах людьми, я чувствую себя прекрасно. Я наслаждаюсь своей компанией и своими мыслями.

Часто я нахожу звуки, лампы и экраны подавляющими. Может быть, у меня обостренная чувствительность, а может быть и нет. В любом случае, я не нуждаюсь в постоянном погружении в миры других людей. Погружаясь в себя, я перезаряжаю свои «социальные аккумуляторы» или просто предаюсь размышлениям. Может быть, пишу. Почему люди считают, что что-то неладно, когда я «ничего не делаю»?

Писательница Ребекка Солнит хорошо описала это: «В наше время сложно быть с кем-то полностью, целиком, беспрерывно, и так же сложно быть по-настоящему одной. Искусство ничегонеделания в частности, также известное как размышления, раздумья, интроспекция или просто «моменты бытия», существовало когда мы просто ходили отсюда туда, смотрели в окно поезда, созерцали дорогу. Новые технологии заполнили эти свободные пространства. Пространство для свободной мысли было приписано к пустоте и заполнено отвлекающими сигналами, словами, звуками».

Готова поспорить, что окажись мы с Ребеккой Солинт в одном лифте, не оснащенном крошечным экраном с бесконечным повтором новостей, мы улыбнулись бы подруга подруге и справились с этим кратким испытанием — поездкой вверх или вниз — без помощи гаджета. Возможно, мы перекинулись бы парой фраз. Или нет. Все было бы неплохо.

Иногда я могу замечтаться. Как будто в моей голове открывается дверь, за которой множество интересных вещей и я должна все их проверить. Я хорошая/плохая слушательница. Чаще хорошая, но иногда — бумс — и вдруг ухожу в себя.

Винни Пух говорил: «Если тебе показалось, что твой собеседник тебя не слушает, прояви терпение. Может быть, ему просто что-то попало в ухо». Эта метафора так же хорошо подходит для описания моей ситуация, как и любая другая.

А я уже говорила, как сильно люблю свою кровать? Самое время сказать. Я её обожаю. Очень сильно люблю. Это превосходная кровать с великолепным матрасом на замечательном ортопедическом основании. Она как огромная зефирка, и мне всегда мало того времени, что я провожу в ней. На ней я сплю, смотрю телевизор, читаю, занимаюсь сексом, а также нежусь в своих мыслях, спрятавшись в куче одеял как в берлоге. Можете позавидовать моей кровати — она просто потрясающая.

И раз уж мы говорим о кроватях. Я предпочитаю их вечеринкам и особенно люблю их после вечеринок.

Надеюсь, что в сезон всеобщего веселья я чудесным образом смогу найти множество уютных уголков для неторопливых бесед в гудящей сутолоке. Совместным стремлением к глубине и осмысленности можно создать камерную обстановку даже в круговороте голосов и сменяющихся закусок. И на сладкое — поздним вечером, после веселья — перезарядка в одиночестве.

Ничегонеделание серьезно недооценено. Ничего не делать — значит делать всё.